О ВРЕДЕ РАЦИОНАЛИЗАЦИИ НА ПРИМЕРЕ НЕФТЯНЫХ КОТИРОВОК

Участники рынка одержимы рациональной интерпретацией реальности, которую они наблюдают, поскольку лишены малейшей возможности что-либо в ней изменить. Нечто подобное происходило на заре человечества, когда страх и бессилие перед природными катаклизмами находили утешение в Высшей Божественной Силе, которая всё «объясняла» и раскладывала по полочкам.

Проблема, однако, в том, что попытки рационализации фондового рынка — путь не просто бесперспективный, но опасный, поскольку чреват для трейдеров и инвесторов серьёзными материальными потерями. Сегодня в рамках совместного образовательного проекта Школы биржевого трейдинга vCollege и прайм-брокера EXANTE мы продемонстрируем пагубность рационализации на примере нефтяных фьючерсных контрактов.

В середине 2014 года нефть обеих марок (Brent и WTI) отправилась в свободное падение — обстоятельство, вызвавшее резкую девальвацию российской национальной валюты. На фоне экономических санкций, ускоривших инволюцию российской экономики, завязанной на экспорт сырья, стоимость нефти очень скоро превратилась в ключевую силу, определяющую движение котировок на российском рынке. Куда шла нефть, туда шёл и рубль, а за ним — оба российских биржевых индекса: рублёвый ММВБ и валютный РТС.

Может показаться странным, что один фактор, пусть даже такой влиятельный как нефть, оказался способным заменить собой всю многообразную экономическую, социальную и политическую реальность для фондового рынка России. Однако в психологическом плане объяснение лежит на поверхности. Если бы российский рынок руководствовался реальной экономикой, то на фоне тотального негатива индекс РТС сегодня должен был стоить 50 пунктов, а не 900.

Биржа — живой организм и, подобно отдельному человеку, она не может существовать в условиях непрекращающегося негатива, поэтому неудивительно, что она постоянно живёт ожиданиями лучшего, хватаясь за любую соломинку, способную оправдать хоть какое-то позитивное движение.

Такой соломинкой в январе 2016 года стала цена на нефть, которая неожиданно прервала свой сокрушительный обвал (Brent снизился за два года со 105 долларов за барель в июне 2014 года до 28 в январе 2016) и перешла к не менее головокружительному росту, отыграв за четыре месяца почти 80% от нижней точки падения).

В условиях, когда нефть стала ключевым фактором биржевого движения, не осталось ни одного трейдера и инвестора, который бы не назначил себя экспертом по сырьевым контрактам и не ушёл с головой в рационализацию невероятных трендов. На стадии роста нефти после января 2016 года случился, однако, слом шаблонов. Если ранее падение «матушки-кормилицы» ещё как-то можно было логически обосновать повышением её производства при одновременном росте запасов, то неудержимое увеличение стоимости нефти на рынке рациональному объяснению не поддавалось. Дело в том, что стоимость нефти росла на фоне продолжающегося наращивания производства странами ОПЕК и Россией, к которым, после снятия эмбарго, добавился ещё и Иран. При этом все известные ёмкости для хранения чёрного золота были забиты до отказа, включая и танкеры, которые сотнями скапливались на портовых рейдах в ожидании разгрузки.

Рационализировать в подобной ситуации казалось невозможным, однако мозг человека не может смириться с шизофренией ситуации, а потому в ход пошли конспирологические обоснования.

Если раньше нефть, — утверждали новоиспечённые сырьевые эксперты, —  должна была падать, потому что происходило затоваривание, то теперь она должна расти, потому что, якобы, инсайдерам отрылась великая тайна: сколько бы ни повышали производители производство, спрос на нефть неизбежно превысит предложение уже в ближайшее время!

Альтернативная рационализация: инсайдеры получили секретную информацию о грядущих глобальных геополитических потрясениях (масштабные военные действия?), в результате которых нефть станет на вес золота.

Ещё одна популярная попытка рационализировать непонятную реальность, обосновывая иррациональный рост нефти: несмотря на то что само сырьё вырабатывают в избыточном количестве, его производных — мазута, бензина, керосина и т.п. — уже хронически не хватает!

Все эти попытки рационализировать иррациональное (в частности, радикальные смены трендов в стоимости нефтяных фьючерсных контрактов) являют собой не более, чем гадание на кофейной гуще, поскольку рыночное движение (любое, в том числе и нефти) не является отражением реальности, а лишь продуктом мифологического сознания, помноженного на техники тонкой манипуляции.

Рынок устроен таким образом, что в него изначально заложен механизм центробежной силы, которая чем дальше, тем сильнее отрывает поведение ценных бумаг от их формального источника (реального бизнеса эмитента либо подлежащего актива в случае деривативов).

Сегодня этот отрыв биржевой реальности от объективной достиг максимума и фондовые рынки благополучно живут собственной жизнью. Случилось это не потому, что зловредные конспирологи заложили бомбу в фундамент мировой экономики (Новый мировой порядок?), а в силу вполне себе объективной эпистемологической проблемы: чем дальше развивается экономика, тем сложнее становятся её системообразующие связи.

В какой-то момент факторы влияния внешнего мира (экономика, политика, геополитика, социальная активность, экология и т.п.) становятся столь многообразными, что просто перестают поддаваться рациональному учёту. Внешне это выглядит как причинно-следственная энтропия, полнейших хаос, который невозможно ни объяснить, ни подвести к какому-то логическому основанию.

В ситуации, когда изменение цены на рынке задаётся совокупным вектором неисчислимого (а в массе своей ещё и неведомого) множества причин, любая попытка рационального объяснения этих изменений, тем более навязывание мотиваций («нефть должна расти/падать, потому что…») выглядит по меньшей мере смешной.

Итак, рационализация для объяснения поведения ценных бумаг на рынке, как мы видим, — печальная иллюзия. Причина её возникновения кроется в потребности человека при любых обстоятельствах находить логическое объяснение любому непонятному явлению. Тут нас поджидает самое удивительное…

В рамках курсов нашей школы трейдинга мы подробно объясняем, что на фондовом рынке импульсы возникают не в результате действия индивидуальной психологии, а как продукты работы психологии толпы, ещё точнее — психиатрии толпы. Это чистое коллективное мифосознание, которое оперирует не на уровне рациональности, а в соответствии с главными мотивациями мифологического мышления: образностью, эмоциональностью, иррациональностью, подсознательной деформацией реальности в пользу ярких картинок и т.п.

В случае с нефтью и попытками псевдорационализации попеременно падения и роста её котировок на бирже, главным импульсом, заставляющим людей придумывать «обоснования», служит танатофобия (страх смерти), с которой ассоциируется резкое падение цен на это сырье. В коллективном бессознательном участников рынка присутствует представление, что если нефть опустится до уровня 5-10 долларов за барель, наступит даже не экономический коллапс, а настоящий конец света.

Иррациональность этого представления легко раскрывается одним-единственным графиком.

http://www.internettrading.net/internettrading-wp/wp-content/uploads/2016/06/Oil_Prices_Since_1861-vcollege

Перед нами история нефтяных котировок на организованных рынках за последние 150 лет. Если вы сопоставите ценовые всполохи с историческими событиями, то сразу заметите, что какие-то из них вызывали головокружительный рост сырьевых цен (например, Первая мировая война, или энергетический кризис 70-х годов, возникший после решения арабских стран «наказать» страны Запада за поддержку Израиля в Войне ссудного дня), какие-то, напротив, вызывали обвалы (захват Кювейта Ираком в 1990 году), однако большую часть времени цены на нефть жили своей жизнью, не реагируя на внешние катаклизмы (например, на всем протяжении Великой Депрессии и Второй мировой войны).

Получается, что в кризисные моменты истории нефть росла, падала или оставалась на месте. Никакой прямой или косвенной привязки никогда не было и нет. А что есть? Есть факт резкого нарушения status quo! Именно такое нарушение — что безумный рост нефти, что её не менее безумное падение — вызывает у потревоженного мифосознания максимальное беспокойство, поскольку создаёт в его представлении угрозу коллективной безопасности.

В период с конца 90-х годов статус-кво нефтяного рынка ассоциировался с непрерывным ростом цены. Сокрушительный обвал, вызванный финансовым кризисом 2008 года, был с головокружительной скоростью компенсирован ещё большим ростом — для восстановления «правильного положения».

Таким образом, рынок на подсознательном уровне стремится всегда вернуть ситуацию к норме, как он её себе представляет. Сегодня эта норма — высокие цены на нефть и, более того, постоянный рост этих цен. В конкретных цифрах: 100 долларов за барель и выше. У этого тяготения к норме нет никакого рационального объяснения, поэтому все апелляции к танкерам, уровням производства, заседаниям ОПЕК и цистернам в Кушинге лишены смысла. Природа движения сегодня на нефтяном рынке — мифологическое сознание, управляющее толпой, требует восстановления сложившейся нормы.

По этой причине на рациональном уровне нам кажется, что нефть растёт «на ровном месте» без всяких объективных оснований. Отсюда и встречный импульс — поиск рационального объяснения, вплоть до крупнокалиберной конспирологии.

Как долго продлится «возврат к статусу-кво»? Это невозможно предсказать, потому что мы не знаем, что перевесит — очевидность негативных факторов (затаривание, рост производства и т.п.) или танатофобия биржевой толпы. Мы также не можем исключить появление в любой момент «чёрного лебедя» в форме той же помянутой выше войны.

Одно очевидно: если никаких потрясений не случится, если не изменится уже сложившаяся динамика перепроизводства и увеличения запасов, либо соотношение, наоборот, улучшится (скажем, страны ОПЕК договорятся о сокращении), то мы и дальше продолжим уверенный путь к статусу-кво, то есть к уровню 100 и выше.

Если у кого-то возникло ощущение после прочтения статьи, что мы заменили одну безнадёжную попытку рационализировать движение нефтяных цен другой, не менее безнадёжной, то спешу уверить читателей, что мы последовательно удерживаем заявленную позицию: никакая рационализация на рынке не возможна в принципе. Вся линия объяснений, связанная с коллективным мифосознанием, призвана именно что исключить из мотивационной цепи любое рациональное звено. Ничего в танатофобии и стремлении к восстановлению статуса-кво рационального быть не может. Это не более, чем эмоциональная реакция толпы, которая рано или поздно столкнётся с реальностью и исход этого столкновения невозможно ни предвидеть, ни предупредить.

Успешный трейдинг и инвестирование на бирже ни в коем случае не связаны ни с рационализацией, ни с какой бы то иной формой предсказания ценовых изменений. Понимая иррациональную, мифологическую природу фондового рынка, мы добиваемся успеха исключительно на конформизме, то есть — на послушном следовании за реальностью, а не на попытках её предвосхищения, объяснения и прочих иллюзиях.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz