КАК НАУЧИТЬСЯ НЕ ВЕРИТЬ КАРЛУ ИКАНУ

Мы сознательно опустили вопросительный знак в заголовке, поскольку не сомневаемся в том, что вопрос риторический. Выражение «верить Карлу Икану» у человека, мало-мальски знакомого с биографией и творчеством нашего героя, вообще ничего кроме смеха вызвать не может…

Нельзя при этом забывать, что влияние знаменитого инвестора на общественное мнение колоссальное, а после недавних событий, связанных с продажей Иканом своего пакета акций Apple, дилемма «верить — не верить» обрела особую актуальность. Достаточно сказать, что после этой знаковой истории российские трейдерские форумы буквально завалили апокалиптическими призывами в духе «Сбрасывай пустую купертиновскую бумагу — спасайся кто может!»

Подобные настроения, к тому же подкреплённые опрометчивыми действиями, чреваты серьёзными денежными потерями, поэтому необходимо внести не только полную ясность в ситуацию с Карлом Иканом, но и — главное! — найти принципиальный ответ на вопрос: «В какой мере можно и нужно доверять публичным заявлениям, сделанным влиятельными людьми, напрямую вовлечёнными в торговые операции с ценными бумагами?». Этим мы и займёмся сегодня в рамках образовательных публикаций vCollege при поддержке прайм-брокера EXANTE.

В Википедии Карл Икан представлен чопорно, почти по-английски: «Американский деловой магнат, инвестор, акционер-активист и филантроп». Да и как иначе можно описывать в публичном месте человека, чьё состояние превышает 16 миллиардов долларов? Таким Икана и представляет подавляющее большинство обывателей. Про биржевых трейдеров вообще не говорю, потому что цифра 16 миллиардов долларов — это единственная индульгенция, какая нужна homo mercatus, человеку торгующему.

carl-icahn-vcollege1

Мне, наверное, повезло несколько больше в информационном плане, потому что я изучал биографию Карла Икана по многочисленным оказиям на протяжении почти 15 лет и хорошо понимаю истинное значение фразы «акционер-активист»:

  • в «Хуцпе, которая потрясла мир» («Бизнес журнал», 2003) я рассказал читателям о роли, которую играл Карл Икан в «подрывной квадриге» Майкла Милкена, сколоченной для проведения самой великой аферы ХХ века с «мусорными» облигациями;
  • из «Заговора социалитов» («Бизнес журнал», 2003) читатели узнали о Самуиле Вакселе и проделках её компании ImClone, которую спонсировал Карл Икан;
  • Икан был идейным вдохновителем «распила» компании Моторолы («Прощай Мото»; «Бизнес журнал», 2002);
  • акционер-активист Икан возглавил кампанию по выдавливанию из Yahoo его создателя Джерри Янга («Yahoo: Born to be sold»; «Бизнес журнал», 2008);
  • по аналогичной схеме Икан пытался «выдавить» из компании Dell Майкла Делла («Цена свободы: $13,65»; «Бизнес журнал», 2013). Кстати, это едва ли не единственный случай, когда коса нашла на камень и «активисту-инвестору» потерпел сокрушительное поражение;
  • о том, как Карл Икан продал контрольный пакет акций Samsonite в самый «лучший момент» — во время выхода компании на биржу — я поведал в «Судьбе чемодана» («Бизнес журнал», 2010);
  • противостояние Карла Икана со Стивом Джобсом и дальнейший «роман» «активиста-инвестора» с наследником Джобса Тимом Куком описан в «Чуду по расписанию» («Бизнес журнал», 2013);
  • наконец, жизненный путь нашего героя на уровне бизнес-модели я попытался проанализировать в «Чистоте идеи» («Бизнес журнал», 2009).

Как видите, пришлось достаточно плодотворно потрудиться в роли нештатного биографа Карла Икана на страницах российской деловой прессы, чтобы докопаться до сути его бизнес-модели. Это обстоятельство и позволяет сегодня внести ясность в важном деле — определении меры доверия к публичным заявлениями, сделанным людьми, активно вовлечёнными в комментируемые ими события.

Прежде, чем перейти к обобщениям, сосредоточимся на сюжете истории.

28 апреля 2016 года стало известно, что Карл Икан продал свои акции компании Apple. Официально заявленная причина: Расширения экспансии Apple в Китае, которую инвестор оценивает как потенциально опасную.

Чтобы читатель мог адекватно вообразить себе пропорции долей, представлю цифры в сравнении. Итак по состоянию на 1 декабря 2015 года крупнейшими частными акционерами Apple являлись:

  • генеральный директор Тим Кук — 1,17 миллиона акций;
  • председатель правления Артур Левинсон — 1,13 миллиона акций;
  • вице-президент по разработке программного обеспечения Крейг Федериги — 439 тысяч акций;
  • «активист-инвестор» Карл Икан — более 52 миллионов акций!

Больше, чем у Икана, бумаг Apple скопила только группа паевых фондов Vanguard — 329 миллионов акций. И всю это невообразимую лавину активов Карл Икан продал в апреле по загадочным, чтобы не сказать «патриотическим», мотивам.

Проследим теперь, какие события предшествовали историческому исходу из бумаг «яблочной компании» «активиста-инвестора». Подробности обхаживания Карлом Иканом Apple читатель найдёт в упомянутом выше эссе «Чудо по расписанию», здесь мы обрисуем лишь общую хронографию.

Итак, Стив Джобс принципиально не платил дивидендов акционерам и раз за разом обламывал все попытки со стороны Карла Икана протолкнуть идею о безнравственности такого поведения по отношению к людям, доверившим компании свои капиталы. Не то, чтобы Тим Кук оказался мягче (хотя он и в самом деле мягче), а просто дела у Apple сразу после кончины демиурга шли неважно, поэтому новый гендиректор согласился с доводами «активиста-инвестора» о том, что «нужно делиться» и анонсировал первые после 15-летнего перерыва выплаты дивидендов, а Карл Икан стал наращивать свою долю в акциях Apple.

Анонс покупки первой крупной партии акций был сделан в августе 2013 года. К октябрю того же года пакет был увеличен до 4.7 миллиона акций, и сразу после этого Икан стал заваливать Кука письмами с предложением к Apple как можно скорее приступить к выкупу собственных бумаг на рынке. Желательно на всю катушку, то есть в полном объёме хранящихся в офшорах наличных активов «Яблока» — на сумму 150 миллиардов долларов.

Собственно, данная схема и является ключом к пониманию смысла всех действий Карла Икана вокруг Apple. Дело в том, что всю свою жизнь «активист-инвестор» реализовывал один и тот же сценарий. Практически под копирку. Так было с Dell, с Yahoo, теперь и с Apple. Смысл схемы: скупить самый большой миноритарный пакет акций, сколотить «оппозицию» среди сторонних акционеров и под угрозой «переворота» (то есть устранения от власти текущих руководителей на открытом голосовании акционеров) заставить менеджмент выкупить собственные акции на рынке. Для чего? А вот это как раз вопрос риторический: для того, чтобы на массированной покупке — ведь речь идёт о миллиардах долларов! — добиться роста котировок, после чего тихо и незаметно скинуть собственный пакет акций. И на этом заработать. Всё. Больше ничего. Ничего другого Карла Икана, Великого Рейдера, в бизнесе, который он брал на абордаж, никогда не интересовало.

Разумеется, мы говорим сейчас о цивилизованном периоде жизни «активиста-инвестора». На ранних этапах — в годы дружбы с Майклом Милкеном — Карл Икан специализировался на рейдерских захватах (начало карьеры, враждебное поглощение и последующая распродажа по частям авиакомпании TWA — сюжет, хорошо знакомый читателям, вернее, зрителям, по культовому фильму «Уолл Стрит». Прототипом персонажа Майкла Дугласа (акулы Гордона Гекко) как раз и выступал Карл Икан).

К осени 2015 года игра, затеянная Карлом Иканом вокруг Apple, можно сказать, уже состоялась. Тим Кук не только выкупил акции своей компании в обещанном объёме, но и согласился довести buy-back до 200 миллиардов долларов. Кроме того, акции Apple во временном диапазоне Икана на рынке в цене почти удвоились: в августе 2013 года они стоили 65–70 долларов (цена приводится с учётом сплитов, разумеется), а в ноябре 2015-го уже 110–120 долларов.

Карл Икан, однако, посчитал, что потенциал для вытрясания золотых монет из Apple ещё сохраняется. О каком потенциале идёт речь? Apple, подобно большинству успешных американских публичных компаний, всегда хранил большие запасы наличности на счетах за пределами Соединённых Штатов. По банальной причине непомерных налогов в Отечестве. Осенью 2015 года в офшорах парковалось около 180 миллиардов долларов (!).

Так вот, Карл Икан осенью 2015 года задался новой целью — убедить Тима Кука вернуть деньги на родину. Не столько из патриотических соображений, сколько для того, чтобы появилась возможность официально пустить их на… продолжение выкупа собственных акций!

Карл Икан подошёл к делу со свойственным ему размахом: создал в октябре 2015 года специальный фонд (Super PAC) для лоббирования в Конгрессе закона о единоразовом налоговом послаблении для компаний, которые согласятся вернуть свои деньги из офшоров на родину (tax inversion) и влил в этот фонд 150 миллионов долларов личных денег! Причём тут же сообщил об эпохальном проекте в своём твиттере.

carl-icahn-vcollege2

Поскольку американский бизнес прячет в офшорах по самым скромным подсчётам 2,2 триллиона долларов, Super PAC выглядит вполне себе гражданским и патриотическим начинанием. Безнравственные журналисты, правда, быстро подсчитали личную выгоду Икана в случае, если Конгресс согласится на амнистию:

  • Apple прячет в офшорах 180 миллиардов долларов;
  • доля Икана в капитализации Apple 0,5%;
  • по текущему законодательству прежде чем вернуть Икану из этих денег его долю (900 миллионов долларов), Apple должна будет заплатить 315 миллионов налогов;
  • дураку понятно, что Apple деньги возвращать в США на текущих условиях не будет и Икан не увидит ни 900 миллионов, ни даже 595;
  • если удастся добиться налогового послабления и снизить налоговую ставку для «репатриантов» до 8% (цифра, предусмотренная в поправке к налоговому законодательству, предложенной сенаторами Чарльзом Шумером и Робом Портманом — Charles Schumer-Rob Portman Senate bill), Карл Икан сэкономит 243 миллиона долларов только на дивидендах, которые получит от акций Apple. Сам же Apple с радостью вернёт 180 миллиардов из офшоров, потому что сэкономит немерено на налоговых выплатах, а у акций Apple откроется второе дыхание на новой волне buy back!

Ну разве не стоит такая игра свеч (150 миллионов долларов, вложенных Иканом в Super PAC для лоббирования поправки)?

Такова была если не единственная, то уж точно главная ставка в игре вокруг акций Apple в повестке Карла Икана на 2016 год.

Далее случилось то, что случилось: на жутких показателях продаж бумаги Apple катастрофически обвалились в январе – феврале (со 120 до 92), законопроект в Конгрессе забуксовал, Карл Икан взвесил все «за» и «против», подвёл баланс и вышел из игры, резонно посчитав, что перспектив непосредственно у бизнеса Apple, кроме как искусственно созданного внешнего хайпа, нет никаких.

Тут ещё удачно подвернулся мотив для красивого хлопка дверью. Тим Кук решил, что плохие продажи в Америке можно компенсировать экспансией в Китае. Идея, на мой скромный взгляд, более чем сомнительная (что подтверждают и последние сводки продаж яблочных гаджетов в Поднебесной), ну а у Икана появился вполне себе патриотический повод: ухожу, мол, из компании, которая не думает о судьбе Родины. Вполне себе в духе деклараций большого приятеля и соратника Карла Икана — Дональда Трампа.

Прежде, чем перейти к обобщению, хочу обратить внимание читателей на один нюанс: судя по обязательным инсайдерским отчётам, зарегистрированным в SEC, Икан приступил к продажам своей доли в Apple уже во второй половине 2015 года. Весной 2016 уходили уже остатки. При этом ещё осенью «активист-инвестор» называл Apple «величайшей компанией в мире» (4 ноября 2015 года на нью-йоркской конференции DealBook).

В общем и целом на акциях Apple с 2013 года Карл Икан заработал 2 миллиарда долларов. Так что и с Apple всё в порядке, и с Карлом Иканом.

Вот с кем не в порядке, так это с инвесторами и трейдерами, которые по непонятным совершенно причинам прислушиваются к публичным выступлениям инсайдеров! Собственно, это и будет моим обобщением по теме: «Никогда не воспринимайте буквально то, что вам говорят крупные игроки финансового рынка!» Не потому, что инсайдеры и крупные акулы — обманщики, и не потому, что они обязаны по инсайдерскому законодательству говорить только правду, а потому, что у них собственные горизонты трейдинга!

Биржевая позиция сама по себе абсолютно иррелевантна относительно понятий «доход и убыток». Единственное, что придаёт смысл этим оценкам, — время. Иными словами, мы не можем знать, убыточна или доходна позиция до тех пор, пока не учтём момент входа в неё.

Практический смысл сказанного таков: у каждого игрока на рынке, независимо от его веса, собственный горизонт трейдинга. Все свои решения он подчиняет именно этому горизонту. Если Карл Икан говорит, что акции Apple — лучшая на свете инвестиция, это означает, что он, скорее всего, готовится выйти или уже выходит из позиции, пытаясь это сделать на лучших ценах. Если Карл Икан говорит, что акции Apple вызывают у него тревогу, то это может означать только одно: у Карла Икана данных акций уже нет в портфеле.

Почему так? Потому что трейдеры и инвесторы, делая любое публичное заявление, в 100 случаев из 100 преследуют исключительно личные корыстные интересы. Ключевое слово здесь — личные. Если вы всё-таки хотите использовать с выгодой реплики биржевых титанов, то реагируйте не на буквальном уровне, а по результатам сопоставления громких заявлений с временными горизонтами и реальными позициями тех, кто эти заявления делал.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz