ОЦЕНКА КАЧЕСТВА ЖИЗНИ. ЧАСТЬ II

В предыдущей статье мы остановились на том, что ИРЧП (Индекс развития человеческого потенциала), который официально используется ООН для определения качества жизни в государстве, отражает объективную реальность на достойном уровне, хотя и не лишён очевидных недостатков, связанных с условностью учитываемых критериев.

Напомню читателям, что ИРЧП, помимо материального благосостояния (которое оценивается по уровню Валового национального дохода (ВНД) с учётом Паритета покупательной способности в долларовом эквиваленте), принимает во внимание уровень грамотности и продолжительность жизни.

Сегодня мы рассмотрим две самые известные альтернативы оценки качества жизни, которые пытаются преодолеть недостатки ИРЧП полярно противоположными способами: либо расширяя критерии качества жизни, либо радикально пересматривая самое понятие.

Начнём с наиболее грандиозного, на мой взгляд, проекта, суть которого заключается в попытке учесть как можно большее число критериев, способных передать, по мысли разработчиков, самую суть качества жизни.

Речь идёт об Индексе предпочтительного места рождения (Where-to-be-born Index; ранее известен как Quality-of-life index, Индекс качества жизни), разработанном независимым аналитическим подразделением Economist Intelligence Unit (EIU), входящим, наряду с одноименным общественно-политическим и экономическим журналом, в The Economist Group.

EIU регулярно публикует более двух десятков аналитических отчётов и индикаторов, среди которых наибольшей популярностью пользуются:

  • Индекс демократии (Democracy Index), который ранжирует 167 государств по критериям развития избирательного права, гражданских свобод, эффективности работы правительства, вовлечённости граждан в политическую жизнь страны и уровню политической культуры;
  • Индекс миграционного контроля (Migration Governance Index);
  • Правительственный индекс широкополосных коммуникаций (Government Broadband Index, gBBi), оценивающий уровень планирования развития каналов скоростной связи, реализуемых усилиями не частных компаний, а непосредственно самого государства;
  • Всемирный отчёт о стоимости жизни (Worldwide Cost of Living Report);
  • Индекс предпочтительного места рождения (Where-to-be-born Index).

Пафос Where-to-be-born Index — определить страны, в которых существуют наилучшие условия для здоровой, безопасной и счастливой жизни. С учётом столь амбициозных целей Where-to-be-born Index сделал ставку на логику неизбежного превращения количества в качество, поэтому число опорных критериев при расчёте индекса увеличилось с 3 (в случае ИРЧП) до 10:

  • материальный аспект жизни представлен хорошо нам знакомым и, увы, ущербным ВВП на душу населения в долларовом исчислении и с учётом паритета покупательной способности;
  • ожидаемая продолжительность жизни на момент рождения;
  • качество семейной жизни, измеряемое уровнем разводов в стране;
  • уровень политических свобод;
  • надёжность трудоустройства, измеряемая по уровню безработицы;
  • климатические условия, которые ранжируются по степени отклонения месячных температур от 14 градусов по Цельсию, а также уровню осадков;
  • мера личной физической безопасности, отражённая в количестве зарегистрированных убийств и степени террористической угрозы;
  • качество общественной жизни, которое выводится из уровня членства граждан в гражданских организациях;
  • успешность управления, которая заслуженно сводится к единственному безотказному критерию — уровню коррумпированности чиновнического аппарата;
  • равенство полов, экстравагантно измеряемое числом мест в парламенте, занимаемых женщинами.

Первый раз Where-to-be-born Index (тогда он ещё назывался Quality-of-life) был рассчитан в 2005 году и в сравнении принимало участие 111 стран. При последующем расчёте, в 2013 году, это число сократили до 80 по вполне понятным соображениям: вряд ли у кого-то в здравом уме возникнет желание добровольно родиться в Зимбабве или Танзании. Это, конечно же, шутка, но с известной долей правды: причина ограниченного участи стран и в первом, и во втором рейтинге Where-to-be-born Index — либо полное отсутствие, либо ненадёжность данных по тому или иному критерию, обязательному для расчёта индекса.

Where-to-be-born Index-vCollege_1

Если сравнить распределение мест в рейтинге качества жизни по версии ООН (ИРЧП) и группы Economist, то можно навскидку отметить две закономерности: в верхней части таблицы и там и там находятся практически одни и те же страны, что лишний раз доказывает существование глубинных и принципиальных связей между всеми общеизвестными критериями качества жизни. То есть страны, в которых высоки продолжительность жизни, уровень образования и эффективность труда, так или иначе демонстрируют высокие показатели и по продвинутым критериям Where-to-be-born Index — уровню политических свобод, равенству полов, защищённостью от криминала и т.п.

Вторая закономерность, лежащая на поверхности сравнения двух основных индексов качества жизни: по мере расширения критериев для учёта происходит ухудшение рейтинга в государствах, которые я бы условно назвал «странами арафа» (так в Коране называется место между раем и адом, обитатели которого, в отличие от католического чистилища, имеют равные шансы впоследствии переместиться либо к ангелам, либо к бесам).

В первую очередь к «странам арафа» я бы отнёс государства бывшего СССР, которые из средней группы (третьей сверху, после очень высокой и просто высокой) по шкале ИРЧП сползли в самый конец рейтинга Where-to-be-born Index. На примере России: в уже неблагополучном 2014 году она заняла 50-е место по ИРЧП, тогда как в более благополучном 2013 почти замыкала (72-е место) рейтинг предпочтительного места рождения, находясь в окружении собратьев по несчастью — Азербайджана, Казахстана, Украины.

Это расхождение в оценке «стран арафа», на мой взгляд, несложно объяснить: фундаментальные критерии качества жизни ИРЧП — уровень экономики, продолжительность жизни и уровень образования — счастливые обстоятельства, унаследованные от былого благополучия Советской империи и относительно устойчивые к износу временем. Тогда как добавленные Where-to-be-born Index аспекты: гражданские и личные свободы, уровень коррумпированности чиновников, качество семейной жизни и равенство полов необходимо постоянно развивать и энергично поддерживать, чего, как известно, в постсоветских странах не наблюдалось. Разумеется, эти критерии не являются приоритетом и среди остальных аутсайдеров: в Пакистане, Анголе, Бангладеш, Кении и Нигерии.

Следующие два индекса, которые мы рассмотрим, представляют собой попытку не количественного изменения параметров качества жизни, а качественного пересмотра самого понятия.

Международный индекс счастья (Happy Planet Index, HPI) был создан в 2006 году британским мозговым центром New Economics Foundation (NEF). Общий пафос HPI: «не родись красивой, а родись счастливой». По этой причине из классического набора ценностей Международный индекс счастья заимствует один-единственный — ожидаемую продолжительность жизни. Помимо него в расчёте принимают участие два других аспекта «счастья», которые, опять же, на мой скромный взгляд, отражают субъективное видение мира разработчиков, и заодно деформируют объективную реальность.

Итак, второй параметр HPI — экологический след (ecological footprint), призванный измерять пагубное влияние человека на окружающую среду.

Надо сказать, что современные экологи изрядно поднаторели в искусстве стращания обывателей. В сети вы найдёте сотни сайтов, предлагающих пройти тест на персональный экологический след, после которого лучшее, на что вы сможете насчитывать — чувство глубокого стыда. Вот, например, мой результат измерения.

Where-to-be-born Index-vCollege_2

Из того обстоятельства, что все мои знакомые, рискнувшие оценить себя по критериям эконаци, оказываются негативное влияние на окружающую природу и нашу планету, я сделал нетривиальный вывод: учёт экологического критерия в Международном индексе счастья иного результата кроме анекдота выдаст не сможет.

Этот вывод ещё сильнее укрепляет третий параметр HPI — субъективную удовлетворённость жизнью людьми. Иными словами, New Economics Foundation полагает, что самоощущение человека гораздо важнее объективной реальности. Чтобы было понятно: если продолжительность жизни в вашей стране 37 лет, из которых вы последние 20 имеете возможность свободно курить травку и слушать регги, велика вероятность, что ваша субъективная оценка счастья от жизни на родине зашкалит на фоне какой-нибудь Швейцарии с её 87 годами life expectancy.

Неслучайно в статье The Economist «The Lottery of life», посвящённой релизу Where-to-be-born Index 2013 года, делается нетривиальный вывод: «Boring is the best» — чем скучнее (страна), тем лучше. Но то по версии The Economist. Международный индекс счастья рисует полярно противоположную картину. Вот как выглядит последний рейтинг HPI за 2012 год.

Where-to-be-born Index-vCollege_3

Как видите, лидер индекса Where-to-be-born (третье место в рейтинге ИРЧП) — Швейцария — занимает скромное 34-е место, затёртая сверху Доминиканской республикой и снизу Шри-Ланкой. А весь пьедестал — 9 из 10! — заняли представители Карибского региона и Латинской Америки.

Результат мне не кажется удивительным, с учётом того, что самоощущение лежит в основе расчёта индекса, а экологический след — прямая производная от меры недоразвитости цивилизации (чем менее развита страна, тем лучше в ней экологический след, даже если эта страна и утопает в грязи и антисанитарии).

Подведём итоги. Очевидно, что Международный индекс счастья — курьёзное издевательство над статистикой и социометрией, поэтому ничего объективнее на сегодняшний день, чем Where-to-be-born Index, для сравнительного анализа и оценки качества жизни у нас нет. И такое положение дел — крайне неудовлетворительно.

Во-первых, потому, что критерии Where-to-be-born Index хоть и многочисленны, однако далеки от сбалансированности и полноты отражения реалий. Не говоря уж о том, что материально-экономический параметр (ВВП на душу населения в долларовом исчислении и с учётом паритета покупательной способности) напрочь лишён репрезентативности.

Во-вторых, несмотря на анекдотичный результат, полученный HPI, и химеричность его критериев, сам подход весьма перспективен и заслуживает дальнейшей интенсивной разработки. Самоощущение счастья, безусловно, можно связать с качеством жизни, но лишь в том случае, если будут найдены критерии, освобождающее это самоощущение от иллюзий и внушений, не важно чем порождённых — курением «травки» или дурманом госпропаганды, 24 часа в сутки зомбирующей безропотных (и «счастливых»!) граждан о жизни в «лучшей стране мира».

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz