ОЦЕНКА КАЧЕСТВА ЖИЗНИ. ЧАСТЬ I

Сегодня мне бы хотелось ещё раз вернуться к теме экономических и цивилизационных достижений государства и привнести в неё толику позитива. Читатель уже знает, что ни Валовой внутренний продукт (ВВП), ни учёт паритета покупательной способности (ППС), ни, тем более, пересчёт этих показателей на душу населения не дают сколько-нибудь адекватного представления о влиянии сухих цифр производства товаров и услуг на жизнь рядовых граждан страны.

Проблемы с объективной оценкой такого влияния возникают по трём причинам. Во-первых, исключение инфляционного фактора (при расчёте «реального» ВВП) искажает объективную картину из-за потенциально ложной динамики (мы можем увидеть рост там, где на самом деле была стагнация). Во-вторых, деформация реальности усиливается ещё больше при учёте «потребительских корзин», «Биг Маков», «Айфонов» и прочих иллюзорных знаменателей. В-третьих, контаминация реального человека со статистической единицей населений при пересчёте ВВП на «душу населения» в сухом остатке не даёт нам ничего кроме парадокса Абрамовича (помните: «Если в стране проживает только два человека — Вася Плиткин и Рома Абрамович, то «доход на душу населения» в этой стране составит 5 миллиардов долларов, хотя в реальности на живого Рому будет приходиться 9 миллиардов 999 миллионов 999 тысяч долларов, а на Васю — 1 тысяча долларов»).

Несмотря на все обозначенные выше (и хорошо известные профессионалам) недостатки макроэкономических показателей, они по-прежнему используются сегодня в средствах массовой информации в качестве аргумента конечной инстанции при любом сравнительном анализе. На мой взгляд, эта тенденция вредна и с ней надлежит энергично бороться, иначе ложные сравнения окончательно деформируют реальность в глазах общественном мнения.

Благо, бороться с иллюзиями не сложно, поскольку экономическая наука давно уже выработала длинный ряд альтернативных параметров оценки, которые просто не могут достучаться до СМИ.

Показатели, о которых пойдёт речь в нашей сегодняшней статье, вовсе не являются панацеей и не претендуют на роль абсолютной истины. Скажем больше: проблем с альтернативными способами сравнения и интерпретации экономических и цивилизационных достижений национальных экономик не меньше, а даже больше, поскольку к старым изъянам они добавляют новые. Тем не менее, именно в плане объективности отражения картины мира эти альтернативные показатели гораздо ближе к истине, чем их классические предшественники.

Первое и, наверное, самое главное достоинство, выступающее одновременно общим знаменателем всех альтернативных сравнительных показателей, это отказ от учёта денежного и материального аргумента в качестве единственного критерия благосостояния человека.

Ничего оригинального в формуле «Не хлебом единым» нет, по меньшей мере две тысячи лет, однако сложности учёта факторов, выходящих за рамки материально-денежных отношений, привели к тому, что до самого последнего времени эти нематериальные ценности в экономической науке не принимались во внимание.

Напротив, все альтернативные сравнительные показатели отказываются от приоритета материального благосостояния и переносят акцент на более широкое качество жизни.

Поскольку «качество жизни» не является ни строго экономическим, ни вообще научным (в позитивистском смысле слова) термином, можно предположить, что у нас возникнут проблемы не только с количественной оценкой этого «качества жизни», но и вообще с объективностью этой оценки.

Итак, что понимается под «качеством жизни»? Как и следовало ожидать, разные индексы используют для определения «качества жизни» разные критерии (хотя и сходятся в одном — «не хлебом единым»!) Полагаю, будет продуктивнее не сводить всё к общему знаменателю, а рассмотреть самые известные альтернативные показатели по отдельности для того, чтобы читатель смог самостоятельно оценить достоинства и недостатки каждого из подходов и определить для себя те критерии, которые ему больше импонируют, исходя из личного жизненного опыта.

Начнём обзор с показателя, который получил наибольшее распространение в профессиональной среде и даже завоевал для себя скромное место под солнцем в мейнстримном медийном пространстве — Индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП).

Индекс развития человеческого потенциала (Индекс человеческого развития, Human Development Index, HDI) был разработан в 1990 году международной группой экономистов под руководством пакистанского учёного Махбуба уль Хака специально для ООН, которая использует ИРЧП в своих ежегодных отчётах о развитии человеческого потенциала (Human Development Report).

ИРЧП учитывает помимо уровня жизни ещё два нематериальных критерия: уровень грамотности и продолжительность жизни.

С уровнем жизни в индексе развития человеческого потенциала всё печально — используется Валовой национальный доход (ВНД) в расчёте на душу населения и — кто бы сомневался! — с учётом паритета покупательной способности в долларовом эквиваленте. ВНД отличается от ВВП тем, что учитывает не только товары и услуги, произведённые на территории страны, но ещё и доходы, полученные гражданами этой страны за её пределами. При этом ВНД исключает доходы, которые вывезли из страны иностранцы.

Объяснять по новой, почему валовой продукт с учётом ППС в расчёте на душу населения ни коим образом не отражает уровень жизни реальных людей, мы не станем, поэтому перейдём к двум другим компонентам ИРЧП — уровню грамотности и продолжительность жизни.

Учёт грамотности как критерия качества жизни является, безусловно, похвальной инициативой, хотя и несколько сомнительной в концептуальном плане. Дело не в том, что царь Соломон свято верил, что умножение познаний умножает скорбь (русский народ, кстати, считал точно так же: «Меньше знаешь — крепче спишь»), а в том, что понятие качества жизни, если, конечно, речь не идёт о лабораторных кроликах, предполагает учёт представлений не только учёных мужей об этом качестве, но и самих подопытных гражданах.

Иными словами, следует принимать во внимание то, как большинство населения оценивает роль грамотности в субъективном представлении об успешности жизни, счастье, удовлетворённости жизнью и т.д. И здесь возникают серьёзные проблемы с объективностью критерия грамотности, поскольку почти нет на земле народов, которые бы связывали «качество своей жизни» напрямую с грамотностью. С материальным достатком, со здоровьем, с семейным счастьем, с детьми — это пожалуйста, а вот грамотность поминается разве что в роли инструмента для более эффективного материального обогащения.

ИРЧП учитывает грамотность не как опосредованный инструмент для получения иных благ, а именно как самоцель. Это проявляется в количественной оценке грамотности в индексе — учитывается среднее количество лет, потраченных на обучение, а также ожидаемая продолжительность обучения. На мой взгляд, ни то ни другое не имеет ни малейшего отношения к «качеству жизни», а лишь отражает сомнительную аксиому «Чем дольше мы учимся, тем лучше».

Третий компонент ИРЧП заслуживает лишь оваций. Вряд ли кому-то придёт в голову оспаривать, что продолжительность жизни является едва ли не самым объективным зеркалом благосостояния нации и уровня экономического, культурного и социального развития государства. Можно долго рассуждать о том, что простое начётничество не отражает качества содержания и что один ярко и бурно прожитый год стоит десяти лет тоскливых однообразных будней. Всё это, однако, от лукавого. Качественное наполнение жизни — это личное дела каждого человека, свою жизнь проживающего. В крайнем случае — его семьи и общины. Но никак не отражение усилий государства по созданию для своих подданных условий для достойной жизни.

Именно простой критерий потенциально отпущенных тебе лет жизни в данном конкретном государстве отражает эффективность этого государства и, тем самым, служит объективным критерием качества жизни в этом государстве. Потому что средняя продолжительность жизни опосредованно говорит и об уровне материального благосостояния, и об эффективности здравоохранения, и о мере гражданского согласия и покоя в обществе.

Надо сказать, что разработчики ИРЧП поработали на совесть, создав не только критерии абсолютного учёта трёх компонентов индекса, но и коэффициенты дифференциации, которые позволили нивелировать неизбежный разброс, наблюдаемый по всем трём критериям (уровень жизни, продолжительность жизни, грамотность) в зависимости от принадлежности к социальным группам и региону проживания внутри страны.

В результате мы получили индекс, который даёт вполне адекватную картину сравнения качества жизни по странам, с поправкой, разумеется, на ограниченность самих критериев, которые учтены в ИРЧП:

human-development-index-vcollege-1

Индекс ранжирует страны по уровню человеческого развития по четырём группам: очень высокий (42 страны), высокий (следующие 43 страны), средний (42 страны) и низкий (42 страны). Для справки: РФ занимает 50-е место и относится к странам с высоким уровнем ИРЧП.

Самое важное в приведённой таблице — это демонстрация консистентности и объективности картины, отражаемой индексом, что вытекает из соответствия сводного ИРЧП показателям его компонентов. В самом деле, высокий рейтинг по сводному ИРЧП почти всегда соответствует столь же высокому показателю и в графе «продолжительность жизни», и в «продолжительности образования», и по уровню ВНД на душу населения. Высокая корреляция безусловно говорит о качестве ИРЧП, невзирая на все недостатки этого показателя.

Недостатки, разумеется, есть и существенные. Помимо уже помянутых выше проблем с расчётом ВВП на душу населения и сомнительности критерия продолжительности лет, проведённых за партой, есть ещё более весомые возражения.

Во-первых, ИРЧП оставляет за рамками внимания множество других критериев, которые влияют на «качество жизни» ничуть не меньше тех, что учтены индексом. Например, состояние экологии, климат, политический режим в стране, состояние гражданских свобод, выживаемость при родах, мера гендерного неравенства, безработица, и т.д.

Во-вторых, сама технология расчёта ИРЧП (равный вес, придаваемый каждому из трёх компонентов индекса) создаёт проблемы для объективности полученных оценок. Не вдаваясь в детали и не загружая читателя статистическими формулами, лишь помяну так называемый парадокс Брайана Каплана: страна, в которой люди бессмертны и наделены бесконечно высоким ВВП на душу населения, может рассчитывать только на ИРЧП = 0,666 (уровень Южной Африки и Таджикистана), если только граждане этой страны никогда не ходили в школу. Выходит, что у ИРЧП проблемы не только с Екклесиастом, но и с математикой…

О том, как преодолеваются недостатки ИРЧП в других альтернативных показателях, мы расскажем в следующей статье нашей серии.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz