GROWTH- И VALUE-ФОНДЫ: ЛУЧШИЙ ДОЛГОСРОЧНЫЙ ВЫБОР ДЛЯ НОВИЧКА?

Самый простой способ обыграть рынок, не держа руку на пульсе отдельных отраслей – это вложение в фонды, специализирующися на “растущих” и “ценных” компаниях (“growth” и “value”). Что это такое?

  • Growth-компании – это компании, которые в недавние годы показали лучший рост прибылей, оборотов и котировок, и от которых ожидается продолжение той же динамики в будущем.
  • Value-компании – это недооценнённые компании (обладающие низкой рыночной ценой, но высокой “собственной ценностью”). То есть компании с высокими прибылями и оборотами, но аномально дешёвыми акциями, которые с высокой вероятностью в будущем подорожают.

 

Growth-фонды (ростовые фонды)

Такие фонды собирают акции растущих компаний. Чтобы предсказать рост компании в будущем, фонды учитывают динамику её прошлых показателей (рост прибылей, оборотов и котировок) и некоторые другие показатели (например, рентабельность активов).

Конечно, если компания росла в недавние пять лет, это не гарантирует, что она продолжит расти и в шестом году. Тем более, что типичные лидеры роста – это мелкие начинающие компании, вкладываться в которые довольно рискованно. И всё же такие компании в ближайший год чаще продолжают расти, чем обрушиваются. Если фонд вкладывается сразу во много компаний – он минимизирует риск и в среднем оказывается в плюсе.

Пример такого фонда – Guggenheim S&P Pure Growth. Он инвестирует в 114 акций из индекса S&P 500, которые оценивает как лучшие по росту. Чтобы оценить его доходность на фоне других фондов, приведём его график рядом с графиками из первой части.

1

Десятилетний график котировок фонда Guggenheim S&P Pure Growth (ростовой фонд)

2

Десятилетний график котировок фонда SPDR S&P Pharmaceuticals (отраслевой фонд)

3

Десятилетний график котировок фонда SPY (общерыночный фонд, примерно повторяет динамику индекса S&P 500)

Как видно из графиков, вложение в Guggenheim S&P Pure Growth не так выгодно, как вложение в SPDR S&P Pharmaceuticals, но явно выгоднее вложения в SPY. При этом, котировки Guggenheim S&P Pure Growth не выглядят пузырём. От максимума 2007 года до максимума 2015 года они увеличились в 2 раза, а от минимума 2009 года до максимума 2015 – в 4 раза. После небольшой просадки в начале 2016 года они почти вернулись к рекордам 2015 года.

Этот фонд – определённо хорошее вложение денег. Почти такое же надёжное, как SPY, но более выгодное. Существуют и другие ростовые фонды, их можно посмотреть, например, на etf.com (обычно в их названии есть слово “growth”).

 

Value-фонды (ценностные фонды)

Другой подход состоит в том, чтобы выбирать не растущие (как правило, мелкие и рискованные), а недооценённые компании (часто большие и достигшие пределов роста).

Здесь, к сожалению, есть терминологическая коллизия: понятия ценности (value) и оценённости (valuation) противоположны друг другу. Чтобы не возникало путаницы, разберём различие этих понятий подробнее.

  • Компания считается ценной, но недооценённой (undervalued), если у неё дешёвые акции и низкая капитализация, но высокие прибыли, оборот и стоимость материальных активов.
  • Компания считается малоценной, но переоценённой (overvalued), если у неё дорогие акции и высокая капитализация, но низкие прибыли, оборот и стоимость материальных активов.

Как показывает статистика, вкладываться в компании с высокой ценностью (и низкой оценённостью) – выгоднее, чем вкладываться во все компании подряд. На то есть, как миниум, две причины.

  • У ценной компании на каждый вложенный рубль приходятся высокие прибыли и оборот, а потому она потенциально способна платить высокие дивиденды (и, зачастую, платит их).
  • Акции ценной компании с высокой вероятностью подорожают, когда инвесторы поймут, что их текущая цена несправедлива (например, когда закончится паника на нефтяном рынке).

Примеры переоценённых компаний (с низкой ценностью) – это интернет-гиганты Amazon и Netflix. Их капитализация сегодня так высока, что если бы они тратили все прибыли на выплаты дивидендов (на самом деле, дивидендов у них нет), то инвестор получил бы обратно свои вложения лишь через сотни лет. Но котировки этих компаний долгое время росли, поэтому инвесторы вкладывались в них, надеясь перепродать акции в будущем (сейчас, впрочем, котировки уже падают).

Примеры недооценённых компаний (с высокой ценностью) – это российские энергетические компании Славнефть и Сургутнефтегаз. Компании из стран с развивающейся экономикой и так обычно недооцениваются, а эти компании дополнительно утратили популярность из-за нефтяного кризиса. Но они продолжают приносить неплохие прибыли. Если бы каждая из них выплачивала все прибыли в форме дивидендов, то вложения в Славнефть окупались бы за 6 лет, а в Сургутнефтегаз – всего за 2 года! И это без учёта вероятного роста котировок после прекращения нефтяного кризиса.

Конечно, выгодность недооценённых компаний, как и выгодность ростовых компаний – лишь статистическая закономерность. У компаний обоего типа бывают свои подводные камни. Если у компании низкие формальные показатели оценённости (например, низкое отношение капитализации к прибыли), то это не гарантирует, что её котировки “несправедливы”. Возможно, что у компании есть реальные проблемы, которые не видны за оптимистическим фасадом высоких прибылей, но известны внимательным инвесторам. И эти инвесторы не верят в будущее компании. “Справедлива” цена или нет – сказать трудно. Возможно, что компания оценена несправедливо, и скоро выйдет в рост. А возможно, что компания стоит столько, сколько заслуживает, а то и вовсе скоро обанкротится.

Как бы то ни было, вложение в ценные компании обычно более выгодно, чем вложение в индексы типа S&P 500. Рассмотрим для примера ETF Guggenheim S&P Pure Value. Он инвестирует в 115 компаний из S&P 500, которые считает наиболее ценными. Некоторые из этих компаний – настоящие гиганты: автостроитель Ford Motor, банк JPMorgan Chase.
4

Десятилетний график котировок фонда Guggenheim S&P Pure Value

Котировки этого ETF впечатляют меньше, чем котировки Guggenheim S&P Pure Growth. Кое в чём они даже хуже, чем котировки S&P 500: например, более глубокий провал в 2008 году. Но их общий рост от максимума 2007 года до максимума 2015 составляет 49%, что заметно лучше показателя S&P 500.

 

“Growth” и “value” – не противоположные понятия! Чем плохи готовые ростовые и ценностные фонды

Готовые ростовые и ценностные фонды – хороший выбор для начинающего долгосрочного инвестора. Это те фонды, которые действительно можно “купить и положить на полку”. В их основе лежат здравые принципы, которые позволяют долгосрочно держать доходность выше общерыночной. Но практическая реализация этих принципов у многих фондов хромает.

Многие составители индексов поступают так. Они берут некоторый “материнский” индекс (например, S&P 500) и делят его на три части. В одну помещают лидеров только роста (из них составляют ростовой индекс), в другую – только недооценённые компании (ценностный индекс), а в третью – все остальные (которые считают неинтересной “серой массой”). Такая методика, фактически, объявляет “growth” и “value” взаимоисключающими, а то и противоположными, понятиями. Тогда как на самом деле это независимые параметры. Как мы увидим в следующей части, из-за этого многие достойные компании остаются за бортом ростовых и ценностных корзин, зато внутри корзин есть немало посредственных компаний.

Это одна из причин, по которым продвинутые инвесторы избегают покупки готовых ETF, а собирают портфель из многих акций самостоятельно. Конечно, такой подход требует от инвестора больше времени (в том числе, требует обновлять портфель, когда некоторые акции перестали удовлетворять требованиям). Но это нельзя назвать большой работой, зато преимущества – налицо. Об этом мы и поговорим в следующих частях.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz