МОЖНО ЛИ КУПИТЬ СЧАСТЬЕ?

В прошлых статьях мы уже рассказали о Санкт-петербургском парадоксе (СПБП), который состоит в том, что иногда умные и рациональные люди отказываются от азартной игры, которая математически несомненно выгодна. То есть от игры, в которой средний выигрыш гораздо выше среднего проигрыша. Например, от игры, в которой с вероятностью 1/100 можно выиграть миллиард, но при других исходах потерять всё своё скромное имущество (которое, скажем, в 10 000 раз меньше). Есть определённый процент авантюристов, согласных на такие игры, но их меньшинство, и есть большое сомнение, что они — умнейшая часть населения.

Фундаментальное объяснение этому феномену состоит в том, что максимизация денег — на самом деле, не самая разумная стратегия поведения людей. Люди отказываются от таких рисковых игр не потому, что глупы, а потому, что ценность денег — не такая уж однозначная вещь. И это вопрос, о котором необходимо поговорить подробнее.

1

Зачем людям деньги? Всё ли в мире продаётся за деньги? Покупается ли за деньги счастье? Пропорционально ли счастье деньгам? Ради чего живёт человек? Как построить реалистическую теорию, которая предскажет, какую награду надо предложить человеку, чтобы он согласился на рисковую игру?

Критический анализ ценности денег: от морализаторства к науке

С древнейших времён вокруг вопроса ценности денег существовала общественная дискуссия, но обычно она не имела ничего общего с наукой. Тысячи лет деньги являлись объектом критики, объявлялись злом и источником бед. В деньгах видели символ эгоизма, стремления к личному успеху без оглядки на окружающих. Написаны тонны поучительных сказок для детей, что “не в деньгах счастье”, и что нужно стремиться к скромности. Корысть, склонность к накоплению капиталов даже в правящих кругах долгое время считались не лучшими качествами. Считалось, что искусство тратить деньги является более высоким, чем искусство их зарабатывать. Обычно подобная риторика носила чисто морализаторский характер, а то и вовсе использовалась правящими классами для усмирения классов угнетённых.

Лишь в конце XVIII века общество (благодаря работам Адама Смита и других ранних экономистов) начало признавать, что расчётливость и даже откровенный эгоизм в экономическом поведении не обязательно вредят обществу. Зачастую — напротив, помогают ему развиваться. Примерно в те же годы Джереми Бентам возродил философские традиции Аристиппа и Эпикура, задолго до Фрейда объявив, что единственным мотивом человеческого поведения является стремление к личному удовольствию (счастью, “полезности”). Согласно Бентаму, никакое альтруистическое поведение невозможно, если человек не получает за это хотя бы психологического подкрепления (то есть если он не остаётся этим доволен). Свою теорию он назвал утилитаризмом (от слова utility — полезность). Труды Смита, Бентама и других мыслителей этого периода оказали большое влияние на общественное мнение и позволили переломить архаичные представления, что быть богатым плохо, а моральное поведение должно быть самоцелью без всякой награды. Философы и учёные всего мира начали всё более склоняться к модели человека как существа, которое по природе движимо личными целями, но эти цели не обязательно антагонистичны целям окружающих. Что люди могут не только враждовать и грабить друг друга, но и кооперироваться ради производства дополнительных благ.

Во второй половине XIX века Карл Менгер, Уильям Джевонс и ряд других экономистов решили научно проанализировать вопрос о том, “в деньгах ли счастье”, и оценить реальную ценность денег. На основе экономических данных о продажах товаров они построили теорию потребительского поведения. И хотя эти учёные не страдали фобиями относительно товарно-денежных отношений, их вывод оказался не совсем приятным для романтиков безудержного капитализма. Оказалось, что ни деньги, ни какой другой отдельный товар не являются для человека самоценностью. Хотя и могут быть средством для получения удовольствия, и именно этим ценны. Приведём некоторые примеры.

Положительная и отрицательная ценность товаров, труда и денег

Когда голодный человек заходит в кафе, первый съеденный гамбургер поистине делает его счастливым. Второй воспринимается более буднично, а третий вовсе “не лезет”. По терминологии Бентама и Менгера, первый гамбургер имеет самую высокую полезность (авторы почти не скрывали, что используют это слово как благовидный эвфемизм “низменному” слову удовольствие), второй — меньшую, а третий — вовсе отрицательную. “Отрицательная полезность” означает, что человек не готов есть этот гамбургер даже даром: он причиняет ему неприятность. Это было названо законом убывающей предельной полезности. Согласно этому закону, не все единицы одного и того же товара “одинаково полезны”. Человеку не нужна сотня гамбургеров, ему нужно 1-2, чтобы наесться, а остальные просто испортятся, ожидая своего часа.

Ситуация с деньгами оказалась несколько иной: они почти никогда не демонстрировали отрицательной полезности. Но и их полезность тоже оказалась величиной непостоянной. Если бедняку дать миллион, то это действительно улучшит его жизнь. Он купить дом, авто, нанять охрану, радикально улучшить условия проживания семьи и т. д. Второй же миллион привнесёт в его жизнь не так уж много изменений. Он не переведёт человека в другой социальный класс. Он может купить второй дом, вторую машину, но это будет ему не сильно нужно. Впрочем, бывший бедняк может раздать этот миллион своим бедным родственникам и друзьям. Часто именно так и случается: бедный человек, “дорвавшийся” до больших денег, быстро покрывает свои потребности и далее строит себе “семью”, “клан”. Но даже с учётом этой возможности, психологическая разница между первым и вторым миллионом огромна.

Проанализировав реальное поведение людей по зарабатыванию денег, труд и риски, на которые они готовы идти, становится ясно, что с ростом дохода ценность каждого отдельного рубля падает. Если бы это было не так, то каждый человек готов был бы на любую сложную и опасную работу ради денег. Жил бы только работой, перерабатывал, “грыз глотки” на карьерной лестнице. Ни трудозатраты, ни время, ни социальные конфликты его бы не волновали, если ценно только увеличение дохода. Но так поступает меньшинство населения, и это далеко не всегда самые умные и расчётливые люди. Большинство людей находят для себя некий умеренный баланс между трудозатратами, окладом и свободным временем, и на этом успокаиваются. Они не хотят пререрабатывать или лишаться свободного времени ради дополнительной тысячи долларов.

Причина такого поведения — не в ошибках нашего ума или иррациональной лени. Напротив, такое поведение фундаментально разумно. Мы стремимся не к деньгам, а к психологическому благополучию — не важно, каким словом его называть — удовольствием, счастьем, или как-то иначе. А деньги — это просто средство для получения счастья. Мы стремиться к ним лишь в той степени, в которой они помогают достичь этой цели.

Типичная (хотя и не единственно возможная) зависимость счастья человека от трудозатрат показана на графике.

2

Если у человека совсем нет средств к существованию (мы не учитываем здесь фактора пособий, иждивенчества или попрошайничества), его счастье зачастую отрицательно. Он испытывает голод, депрессию, а то и вовсе умирает. При появлении хотя бы скромной работы его психологическое благополучие резко возрастает. Не только зарплата, но и сам факт наличия работы зачастую делает человека счастливее, показывая, что теперь он нормальный член общества. Ещё более высокооплачиваемая работа делает человека ещё счастливее и благодаря деньгам, и благодаря ещё большему социальному статусу.

Но начиная с некоторого уровня трудозатрат, труд, каким бы престижным и интересным он ни был, начинает перегружать человека и становится в тягость. Человек работает уже исключительно ради денег. А при ещё большем увеличении трудозатрат наступаем момент, когда труд так сильно портит жизнь человека (не обязательно благодаря своей неприятности, но также, например, благодаря слишком большому отнимаемому времени), что зарплата уже совсем не может компенсировать этих неприятностей и человек отказывается от такой работы — ради более спокойной и скромной.

Разумный человек выбирает такую работу, на которой в итоге он наиболее счастлив. Как правило, это работа, которая и сама по себе хотя бы немного приятна, и оплата которой обеспечивает основные потребности. Как только заработок каждого дополнительного рубля даёт нам больше неприятностей, чем удовольствий — мы прекращаем увеличивать усилия.

Что можно купить за деньги, и можно ли купить счастье?

С учётом сказанного, можно наконец попробовать ответить на некоторые древние вопросы.

  • Всё ли можно купить за деньги?

За деньги можно купить очень многое, особенно в современном мире. Но не всё. Легко назвать примеры вещей, которые нельзя купить за деньги. Нельзя купить ускоритель заряженных частиц на Сатурне — их там пока не научились строить. Нельзя купить таблетку бессмертия — она пока что не изобретена. И никакие богатства мира не заставят неграмотного и слабоумного человека за месяц написать признанный литературный шедевр.

  • Что можно купить за деньги?

За деньги можно купить лишь то, что могут и готовы сделать за них люди. Можно купить поступки и труд людей. И не всех, а лишь тех, кто согласится и сумеет выполнить ваш заказ. Деньги — не волшебная палочка. Деньги — лишь средство мотивации людей на нужные вам дела.

  • Можно ли купить за деньги счастье?

Теперь можно попытаться ответить и на этот вопрос. Купить можно те аспекты счастливой жизни, которые может обеспечить труд людей. За деньги можно купить имущество, нанять охрану, получить доступ к редким предметам искусства. За деньги можно купить развлечения всех мастей начиная от древнейшего товара — секса — и кончая новейшими высокотехнологическими компьютерными играми (а в будущем — и целыми виртуальными реальностями с прямым подключением к мозгу). Деньги иногда даже могут помочь завоевать любовь другого человека (если для него очень важен материальный достаток партнёра). За деньги можно купить медицинские средства, напрямую влияющие на наше субъективное состояние: антидепрессанты, обезболивающие, противотревожные препараты. За деньги можно купить услуги психолога, который попытается своими методами повысить ваш субъективный уровень комфорта от жизни.

Но в какой степени всё это может сделать человека счастливым? Это зависит от особенностей личности. Если бы каждый человек, имеющий состояние в 100000 долларов, становился в 10000 раз счастливее, выиграв миллиард, то все бы люди охотно соглашались бы на сколь угодно рисковые игры, если средний выигрыш больше, чем средний проигрыш. Но это не так. Миллиардер обычно счастливее миллионера, а миллионер — счастливее простого человека с доходом в тысячу долларов. Но их счастье едва ли отличается в тысячи раз. Потребность людей в деньгах чрезвычайно индивидуальна, и почти у каждого есть потолок, выше которого дополнительные деньги уже не приносят ощутимого улучшения психологического комфорта.

Есть люди, которым для полного счастья достаточно интернета, компьютерных игр, комнаты 2×2 метра и самой скромной еды. Их деньги вполне могут сделать счастливыми, но этих денег потребуется немного.

3

Есть люди, которые считают жизнь неполноценной без большого дома, крутого автомобиля, яхты и высокого социального статуса. Эти люди тоже могут стать счастливыми благодаря деньгам, но большим.

4

Есть люди, для которых счастье невозможно без полноценной творческой реализации, без духовно близкого партнёра, без настоящих понимающих друзей. В таких вопросах деньги ничего не гарантируют, но благодаря развитию технологий и здесь есть положительные подвижки. В современном мире стали радикально доступнее средства общения и творчества. Современный человек благодаря интернету может искать своего и только своего партнёра в любой точке земли, а производство широкого круга творческих продуктов (например, музыки, кино) удешевилось на порядки и стало массово доступным. Распространение этих технологий произошло во многом благодаря стремлению людей к деньгам. За каждым современным средством связи, за каждым средством разработки информационных продуктов стоят чьи-то успешные стартапы. Подчас, сделанные из чисто эгоистических корыстных соображений, но в итоге улучшившие жизни миллиардов людей.

Можно сказать, что предельная цель работы экономики как раз и состоит в повышении счастья людей. Каждый товар делается из расчёта, что он кому-то понравится, то есть сделает чью-то жизнь лучше. На этом пути возможны ошибки. Некоторые товары, будучи привлекательными на первый взгляд, на деле вредны для здоровья. Какие-то товары вовсе намеренно производятся для убийства людей. Но общий тренд состоит, как минимум, в расширении ассортимента товаров и услуг, доступных за деньги (в том числе — за очень скромные). И у каждого отдельного человека появляется всё больше шансов найти в этом ассортименте нечто, что заметно повысит его уровень жизни.

А напоследок, можно предложить читателям самим внимательнее задуматься, зачем им в жизни деньги и сколько их нужно для счастья. Зачастую одной только постановки этого вопроса достаточно, чтобы быстро понять, как улучшить свою жизнь.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz