МОДЕЛЬ УСТРОЙСТВА СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ РЕЯ ДАЛИО

Cum principia negante non est disputandum (С отрицающим основы нет смысла спорить)

В рамках сопровождения Инвестиционного курса vCollege Exante, информационным спонсором которого выступил прайм-брокер EXANTE, мы продолжаем публикацию серии статей, посвящённых бессменно лучшему в мире менеджеру хедж-фондов Рею Далио и его уникальной компании Bridgewater.Сегодня наш рассказ о восхитительной по простоте и логичности модели устройства современной экономики, предложенной Реем Далио не столько ради развития теории, сколько в качестве эффективного инструмента для преодоления экономической неграмотности общества.Эпиграф я подобрал ради очевидной и давно назревшей необходимости что-то «подкрутить в консерватории», прежде чем углубляться в частности любого экономического (и далее финансового, биржевого) рассуждения. Русскоязычный экономический дискурс вот уже четверть века обслуживает пусть видимость, но всё же свободной экономической формации, которую принято называть капитализмом, при этом на уровне общественного сознания до сих пор нет даже намёка на адекватное восприятие этой новой реальности.Постсоветское общество продолжает воспринимать капиталистическую экономику в лучшем случае через риторику классиков марксизма-ленинизма и романов Теодора Драйзера, а в худшем — по карикатурам Кукрыниксов и журнала «Крокодил».

Результатом этой наследственной (советской) деформации зрения стали вопиющие по безграмотности и неадекватности мифологемы, которые заполняют практически всё современное информационное пространство. Русскоязычный дискурс переполнен бредом о «страшной задолженности США», «взбесившемся печатном денежном станке», «коллапсе неэффективной экономики, отказавшейся от производства» и адском «кризисе», который то ли всё никак не желает завершиться (с 1929 года), то ли вот-вот начнётся по новой.

Люди, получившие достойное экономическое образование (по большей части за гранями советской системы), периодически пытаются вступать в дискуссии и объяснять, что страшилки про долг в 17 триллионов долларов лишены смысла в ситуации, когда этот долг не превышает годовой ВВП и — главное! — структурирован таким образом, что на 67% являет собой взаимные задолженности американских правительственных структур (фонды социального страхования, здравоохранения и проч.), компаний и граждан, а потому легко разгружается внутри самой действующей системы.

На мой взгляд, подобные дискуссии совершенно бессмысленны, потому что не устраняют racine du mal, корень зла — совершенно неадекватное восприятие русскоязычным общественным сознанием реальности капиталистической экономики в целом.

Бесполезно объяснять частности людям, которые воспринимают любой дефляционный цикл экономики как чуть ли не апокалипсис. Да что там дефляция! У постсоветского человека вообще отсутствует понимание цикла как основы функционирования современной экономической системы.

Удивляться тут как раз не приходится: 74 года экспериментов по насильственно-принудительному разруливанию «народного хозяйства» не оставляют воображению места для восприятия экономики вне метафоры прямой линии, уносящей стремительными темпами к светлому будущему.

Я глубоко убеждён, что самое ценное и важное знание, какое только можно сегодня донести до соотечественников, состоит в формировании в их сознании адекватной картины реальности на самом высоком уровне — на уровне понимания того, как устроена и функционирует свободная капиталистическая экономика в целом.

Иными словами, требуется разговор о главном, наглядная, простая для восприятия и лёгкая для усвоения картинка устройства капитализма. Капитализма, представленного не ужастиком эпохи Карла Маркса, а современной системой, которая с той или иной степенью эффективности и теми или иными национальными вариациями реализуется в Соединённых Штатах, Канаде, Австралии и Евросоюзе.

Прекрасно отдаю себе отчёт, что для подобного разговора о главном требуется не просто докладчик, демонстрирующий знание предмета в теории, но человек, способный подкрепить свой авторитет практическими достижениями в той области, которую он пытается интерпретировать.

Идеальным кандидатом на эту роль, на мой взгляд, является Рей Далио, признаваемый из года в год лучшим менеджером хедж-фондов в мире. Мой выбор подкрепляет убеждённость самого предпринимателя в необходимости распространения знания в простой форме, которая бы позволила людям, далёким от экономической науки, адекватно интерпретировать экономическую реальность.

Этой благородной задаче Рей Далио посвятил два продукта: 300-страничную книгу, озаглавленную How the Economic Machine Works («Как действует экономическая машина») и 30-минутный doodle-ролик, доступный пониманию любой домохозяйке.

В идеале я бы рекомендовал каждому, кто желает добиться полноценного восприятия современной экономической реальности, законспектировать книгу Далио от корки до корки, поскольку помимо краеугольных принципов в ней содержится ценнейшая информация о реализации этих принципов в каждой стране мира (включая Россию).

Именно это обстоятельство позволяет преодолеть неизбежное упрощение реальности, которое на высоком уровне абстрагирования (те самые принципы) вынужденно игнорирует национальную специфику.

Книга, насколько мне известно, на русский не переведена, поэтому при языковых затруднениях можно довольствоваться 30-минутным видеороликом на портале Bridgewater — Economic Principles, который, к счастью, имеет качественную русскую локализацию.

Для тех же, кто спешит, позволю себе ниже по тексту передать квинтэссенцию универсальной экономической модели Рея Далио, которая, как минимум, убережёт вас в будущем от диких воззрений на природу долгакризисаинфляциидефляции и рецессии, не говоря уже об апокалиптических причитаниях всякий раз, когда экономический цикл входит в неблагоприятную стадию.


Вдохновение Рей Далио черпает в постулатах Венской экономической школы, поэтому от Economic Principles революции ожидать не стоит. Исходное положение модели Далио: экономика — не только простой механизм (что, впрочем, само по себе является откровением для подавляющего большинства обывателей), но и свободная саморегулирующаяся система (а это — находка для чиновников и управленцев).

Ключевые слова в этих определениях — свободная и саморегулируемая. Может показаться, что эти качества неизбежно ведут к эксцессам laissez-faire капитализма, то есть — к идее полного невмешательства государства в экономику, однако в случае Рей Далио это не так. Свободная и саморегулируемая природа капитализма предполагает не самоустранение власти, а, напротив, активное участие власти в процессах экономической саморегуляции для того, чтобы сделать цикличную природу human friendly, менее болезненной для простых людей.

В этом, на мой взгляд, уникальность экономической модели Рея Далио, который дополняет теорию Австрийской школы здравым смыслом экономического неоклассицизма, подсказывающим, что государство — не враг свободного капитализма, а его друг, но только в том случае, когда оно работает умело, а не топорно.

Попробую структурировать экономическую модель Рея Далио на формальном уровне.

1. Фундамент экономической модели — три хрестоматийных кита: сделкаденьги и кредит.

vCollege-Dalio1

2. Понимание цены у Далио перекликается с концепцией субъективной стоимости, выдвинутой Австрийской школой: мы отдаём за товар (услугу) столько денег, сколько готовы потратить (полагая эту сумму справедливой с учётом существующего спроса и нашего желания обладать вещью) и в этой формуле нет места ни затраченному труду, ни себестоимости производства, ни прочим прелестям марксистской экономической теории.

vCollege-Dalio2

3. Совокупность всех сделок и составляет экономику. Понимая природу сделки, мы понимаем устройство экономики в целом.

vCollege-Dalio3

4. Идея прогресса воплощена в росте производительности.

vCollege-Dalio5

5. Если бы экономика строилась только на деньгах, реализация потребительских потребностей людей осуществлялась бы чрезвычайно медленно. В самом деле: чтобы больше потреблять, нужно больше зарабатывать, а значит —больше производить, однако производительность труда растёт медленно. Поэтому в центре всей современной экономической системы находится кредит, который позволяет потреблять здесь и сейчас больше, чем производить, взяв взаймы.

6. Неизбежной платой за использование кредита в качестве основной формы оплаты товаров и услуг при заключении сделок (общая сумма кредитов в США 50 триллионов долларов, тогда как общая сумма циркулирующих денег — лишь 3 триллиона) становится цикличность развития экономики.

vCollege-Dalio6

7. Экономика развивается по двум долговым цикламкраткосрочному (5–8 лет) и долгосрочному (75–100 лет). У каждого из этих циклов есть собственная специфика на уровне причин, а также способов выхода из кризисных ситуаций.

8. Роль государства в свободной экономике высока, поскольку от него зависит, как будет осуществляться выход из кризисных периодов краткосрочного и долгосрочного цикла.

9. Механизм краткосрочного цикла описывается следующим образом:

  • низкие процентные ставки делают кредит дешёвым, банки охотно дают взаймы, а люди и предприятия берут кредиты;
  • люди берут кредиты и начинают тратить, стимулируя рост экономики, потому что траты одного — это доходы другого;
  • рост доходов, в свою очередь, приводят к росту займов, что позволяет больше тратить, а поскольку траты одного — это доходы другого, всё приводит к ещё большему росту займов;
  • покупательный бум вызывает рост цен, что, в свою очередь, повышает кредитоспособность потребителей и они ещё энергичнее берут кредиты;
  • доступность кредита, рост займов, рост потребления, рост цен, рост экономической активности — это первая стадия краткосрочного цикла, которая называется подъёмом;

vCollege-Dalio7

  • с ростом цен начинают расти процентные ставки, что, с одной стороны, снижает спрос на кредиты, с другой — повышает стоимость уже существующих долгов;
  • снижение потребления вызывает снижение спроса на товары и услуги, что приводит к снижению цен — этот этап называется дефляцией;

vCollege-Dalio8

  • дефляция приводит к снижению экономической активности, что вызывает рецессию;
  • если рецессия становится тяжёлой, а инфляция под контролем, Центральный банк начинает снижать процентную ставку кредита для того, чтобы краткосрочный долговой цикл снова стал набирать обороты;
  • краткосрочный цикл длится обычно 5–8 лет и регулируется в основном при помощи изменения процентной ставки кредитования;

vCollege-Dalio9

  • краткосрочный цикл постоянно самовозобновляется и этот процесс растягивается на десятилетия. Подобное самовозобновление, согласно Рею Далио, соответствует природе человека, который стремится тратить больше, чем зарабатывает. Так рождается долгосрочный цикл.

10. Механизм долгосрочного цикла:

  • в какой-то момент цены на активы достигают заоблачных высот, что создаёт у собственников иллюзию богатства: даже с большим долгом растущая стоимость активов позволяет заёмщикам долгое время оставаться кредитоспособными;
  • на пике долгосрочного долгового цикла кредитование полностью выходит из-под контроля и количество долга превышает рост доходов в такой мере, что становится невозможным этот долг обслуживать. Говорят, что Debt Burden, долговая нагрузка, становится непосильной и кредитный пузырь лопается. Так было в Америке в 1929 и 2008 годах и в Японии в 1989-м;

vCollege-Dalio10

  • после схлопывания долгового пузыря экономика переходит в стадию Deleveraging, делевереджа, который характеризуется следующими признаками: резко снижается потребление, доходы падают, кредит исчезает, цена активов падает, банки балансируют на грани банкротства, фондовый рынок обрушивается, растут социальные трения;

vCollege-Dalio11

  • кредиты прекращаются и заёмщикам негде взять деньги на выплаты процентов и погашение долга. Начинается распродажа активов, цены катастрофически падают и начинается обрушение рынка недвижимости, что ещё больше ухудшает положение банков, поскольку они не могут компенсировать потери даже за счёт продажи залогового имущества;
  • возникает порочный круг: меньше трат — меньше доходов — меньше благ — меньше кредита — меньше займов — меньше трат. Ситуация схожа с рецессией с той разницей, что положение не спасти снижением процентных ставок, поскольку они уже снижены Центробанком до нуля;

vCollege-Dalio12

  • техника преодоления делевериджа отличается от рецессии краткосрочного долгового цикла и состоит в последовательном (либо одновременном) применении четырёх инструментов воздействия государства на экономику: сокращение трат (1), сокращение долга с помощью дефолтов и реструктуризации (2), перераспределение благ от имущих к неимущим (3), печать новых денег (4);

vCollege-Dalio13

  • все способы выхода из делевериджа применялись в США в 30-е годы во время Великой депрессии, в Великобритании в 50-е годы, в Японии в 90-е годы, в Испании и Италии в 2010-е годы;
  • борьбу с делевериджем обычно начинают с сокращения трат — на уровне государства это называется Austerity, режимом строгой экономии, который, как правило, не даёт результата: сокращая траты, мы сокращаем потребление и, тем самым, сокращаем доходы (других), которые падают быстрее, чем погашаются долги, что только ухудшает долговую нагрузку;

vCollege-Dalio14

  • сокращение трат ведёт к усилению дефляции, что заставляет предприятия сокращать расходы и увольнять сотрудников. Растёт безработица и социальное недовольство;
  • второй шаг — сокращение долга, который приводит к массовым банкротствам и в итоге — к полноценной депрессии;

vCollege-Dalio15

  • правительство пытается снять социальное напряжение, увеличивая субсидии населения (пособия по безработице и проч.). Средства для субсидий берутся в долг у имущих (повышение налогов на роскошь), что лишь усиливает социальное недовольство: богатые начинают ненавидеть бедных, а бедные во всех своих бедах винят богатых. В результате возникают социальные беспорядки, которые чреваты революцией либо установлением тоталитарной власти в государстве и войнам между странами;

vCollege-Dalio16

  • последний инструмент для борьбы с делевереджем — печать новых денег, которую осуществляет Центробанк. Скажем, в первые же годы после кризиса 2008 года Федеральный Резерв (Центробанк США) напечатал более 2 триллионов долларов;
  • снижение трат, сокращение долга и перераспределение благ — это дефляционные меры. Печать денег — инфляционная;
  • дополнительная эмиссия идёт на покупку финансовых активов и правительственных облигаций;
  • покупка финансовых активов Центробанком (техника, известная как Quantitative Easing, количественное смягчение) ведёт к росту цен и повышению кредитоспособности тех, у кого эти активы есть;

vCollege-Dalio17

  • об остальном население заботится Правительство, которое продаёт свои долговые обязательства Центробанку, расплачивающегося дополнительной денежной эмиссией. Полученные деньги Правительство направляет на программы стимулирования и выплату пособий по безработице тем членам общества, у которых нет достаточных активов;
  • для сокращения долговой нагрузки общества (делевериджа) от Правительства требуется умение балансировать между дефляционными и инфляционными мерами для удержания стабильности экономики и социального мира. Если Правительству это удаётся, то можно говорить о beautiful deleveraging, «красивом» (мягком) делевередже;

vCollege-Dalio18

  • внешний признак «красивого» делевереджа — рост доходов в государстве превышает рост его долговых обязательств, однако при этом печать денег не выходит из-под контроля (что провоцирует гиперинфляцию — пример: Германия 20-х годов прошлого века).

Такова вкратце формализованная структура универсальной экономической модели Рея Делио. Подробности вы найдёте в видеоролике и его книге «Как действует экономическая машина», я же в заключение хотел бы подчеркнуть два основных момента для понимания и усвоения.

Момент первый: кредит и экономика, основанная на кредите — это не зло, высосанное марксистами из химеры их утопий, а безусловное благо, поскольку только такая система позволяет приобщиться к высшим достижениям материальной цивилизации огромному числу людей, для которых эти блага, при любом другом экономическом устройстве, навсегда оставались бы лишь мечтаниями.

Момент второй: рецессия, инфляция, депрессия и делеверидж — это не врождённый (тем более — иррациональный) порок капитализма, а нормальные и закономерные процессы, вытекающие из цикличной природы экономики, основанной на кредите, а не одних деньгах.

Романтическим же вечным искателям гармонии и справедливости, страждущим жить в обществе без кредитов, могу рекомендовать ещё раз присмотреться к двум историческим примерам: эпохе Средневековья с её беспросветной нищетой 95% населения (изначально лишённого активов и никогда этих активов за свою короткую жизнь не обрётших), равно как и к зверскому эксперименту большевизма, лучше всего описанному Уинстоном Черчиллем: «Главное преимущество социализма — это равное распределение лишений».

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz