АНАТОМИЯ БИРЖЕВЫХ ОБВАЛОВ

vcollege-exante-trading-collapse2016

В рамках программного сопровождения нашего инвестиционного курса, организованного при информационной поддержке прайм-брокера EXANTE, решил поделиться с читателями многолетними наблюдениями за обвалами на биржевом рынке.

Выбор момента может показаться неуместным: зачем, в самом деле, обсуждать обвалы сегодня (конец января 2016 года), когда российский рынок изо всех сил пытается изобразить ралли?

vcollege-exante-collapse1

К сожалению, повод для обсуждения есть, и, к тому же, не один. Во-первых, как вы сегодня узнаете, наблюдаемая нами имитация ралли является неотъемлемой частью универсального паттерна биржевого обвала. Во-вторых, никакого обвала в кризисный период последних двух лет на российской бирже ещё вообще не было.

Иными словами, худшее даже не начиналось, и, надо полагать, оно впереди, а самое печальное — оно неизбежно. Сегодня как раз та ситуация, когда встречать неприятности во всеоружии не только спокойнее, но и выгоднее.

Начнём с главного — с «худшего». Откуда такая уверенность в надвигающейся неприятной кульминации? Во-первых, исходя из опыта. Во-вторых, опираясь на здравый смысл. Дело в том, что ещё никогда в истории финансовых рынков не было ситуации, чтобы негативные тенденции в экономике и на фондовом рынке не сопровождались обвалом. Иными словами: если есть какие-либо нездоровые процессы, они непременно проявят в себе через биржевой обвал.

В психологическом плане головокружительное молниеносное падение биржевых котировок (таково может быть развёрнутое определение термина «обвал») всегда передаёт одну эмоцию — панический ужас, охватывающий широкие массы людей, которые испытывают в этот момент единственное желание — как можно быстрее избавиться от ценных бумаг.

Несмотря на то, что причины этого страха могут быть самыми разнообразными, все они, опять же, сводятся к одному-единственному триггеру — неожиданному очень сильному негативу.

Всё вышесказанное вполне банально и потому хорошо известно. Есть, однако, ещё один малоизученный фактор обвала, который оказывает влияние не столько на его непосредственное течение, сколько на последующее развитие событий. Речь идёт о наличии либо отсутствии внешней проявленности негативных тенденций в экономике и/или на фондовом рынке накануне падения.

Иными словами, очень важно понимать, случился ли биржевой обвал в момент, когда негатив ещё был скрыт от взоров большинства участников рынка, либо этот негатив уже продолжительное время развивался в открытой форме и способствовал формированию «иммунитета».

Почему это обстоятельство так важно? Потому что от него зависит, как будут развиваться события после инцидента! Проиллюстрирую не нескольких примерах.

Чёрный четверг (24 октября 1929 года) упал на американцев, влюблённых в свой фондовый рынок, как снег на голову.

024_2_Dow29-32

На графике видно, что ничто не предвещало катастрофу, поскольку обвалу предшествовал восьмилетний (!) восходящий тренд.

024_3_Dow20s

Соответственно, осенью 1929 года на рынке ещё не было устойчивого негативного фона и его участники не сумели выработать своеобразный «иммунитет». В результате Чёрный четверг обернулся не только тяжелейшим эмоциональным потрясением для Америки и американцев, но и положил начало двенадцатилетнему кошмару Великой экономической депрессии.

024_4_depression

Рассмотрим другую ситуацию. В период с 1978 по 1980 годы на американском рынке случилось целых четыре биржевых обвала.

024_5_80

Однако всякий раз после обвала рынок чудесным образом быстро восстанавливался. Почему? Потому что этим обвалам предшествовал трёхлетний нисходящий тренд, который сумел сформировать крепкий «иммунитет» рынка к негативу. Причём, обратите внимание: чем дольше длился затяжной экономический и рыночный негатив (все помнят, что причина спада американского фондового рынка скрывалась в нефтяной войне, которую арабы вели против Соединённых Штатов), тем крепче становился «иммунитет», что выражалось во всё более резком отскоке с каждым новом разом.

Как только «заноза» оказалась извлечена (подписание договора в Кемп-Дэвиде), стоимость нефти вернулась из политического в рыночное поле), американская биржа тут же устремилась вверх.

Прежде чем мы перейдём к выводам и свяжем теорию с российской текущей практикой, я бы хотел закрепить в памяти читателя ещё одну ситуацию, в которой может случиться обвал — настоящий «чёрный лебедь», то есть полная непредвиденность негативного характера.

Во всех подобных случаях в истории биржевые обвалы давали трейдерам уникальную возможность заработать состояния, поскольку в ситуации системной стабильности (либо даже восходящего тренда) обвалы почти мгновенно оборачиваются восстановлением и продолжением прерванного роста.

Несколько примеров, среди которых, между прочим, много хрестоматийных — вроде Чёрного Понедельника (19 октября 1987 года). Сам по себе обвал выглядел сокрушительно.

024_5_Black tuesday

Однако в контексте секулярного восходящего тренда давал потрясающую возможность для входа в рынок.

024_6_discont87

Точно такую же картину мы наблюдали в октябре 1997 и в августе 1998 годов, когда американский рынок накрывали один за другим «чёрные лебеди» сначала азиатского финансового кризиса (в своё время я описал эту трагикомедию в «Отсутствии воды в кране»), затем «отличились» российские младореформаторы, нарисовавшие дефолт государственных долговых обязательств. Если взглянуть на график Dow Jones Industrial в контексте могучего восходящего тренда десятилетия, оба «лебедя» заставляют лишь недоуменно передёрнуть плечами.

024_7_90s

Итак, у нас есть три универсальных сценария развития событий, которые позволяют спрогнозировать ситуацию на российском фондовом рынке по состоянию на конец января 2016 года.

Мы исходим из двух ключевых моментов. Во-первых, на российском фондовом рынке на протяжении пяти лет развивается затяжной нисходящий тренд.

vcollege-exante-collapse2

Столь характерного негативного фона за глаза достаточно для формирования мощнейшего «иммунитета», который позволяет участникам рынка восстанавливаться после обвалов прямо-таки с иррациональной стабильностью. Так было в марте 2014 года (за которым даже последовало трёхмесячное безумное ралли), так было в январе-мае и в августе-ноябре 2015.

Внешнее проявление «иммунитета»: рынок ищет малейшего — пусть даже самого смехотворного — повода для того, чтобы как можно быстрее восстановиться после обвала. Именно этот сценарий лежит в основе ралли рынка во второй половине января 2016 года, которое состоялось даже не на новостях, а на сознательно запущенных слухах о якобы ведущихся переговорах между Россией и ОПЕК на предмет сокращения добычи нефти.

На рациональном уровне все прекрасно понимали, что никакого сокращения нет, не будет и быть не может в принципе, потому что все нефтедобывающие страны сейчас озабочены только одним: продать как можно больше по любой текущей цене, потому что завтра цена ожидается ниже, чем сегодня. Тем не менее рынок радостно подхватил бредовый слух и молниеносно материализовал его в 25% росте за 7 дней!

vcollege-exante-collapse3

Итак, мы имеем следующую совокупность факторов, так или иначе способных оказать влияние на реакцию на предстоящий обвал рынка:

  • на протяжении 5 лет экономика находится в затяжной стагнации, причём ничего не делается для того, чтобы из этой стагнации выйти и, напротив, принимаются меры, которые ситуацию лишь ухудшают. Вместе с экономикой падает и фондовый рынок. Именно это обстоятельство делает грядущий обвал рынка неизбежным;
  • продолжительный негатив весьма успешно сформировал «иммунитет» на рынке, который пока что обеспечивает быстрые отскоки даже на ничтожных поводах;
  • грядущий биржевой обвал будет завершать негативный тренд, а не начинать его.

Для того, чтобы лучше ощутить разницу в реакции рынка на обвал, случившийся в начале экономического застоя, и на обвал, знаменующий его кульминацию, приведу медицинскую метафору.

Когда биржевая катастрофа происходит на ровном месте без негативного фона («чёрный лебедь»), она производит эффект инсульта, то есть кровоизлияния в мозг, после которого наступает сначала паралич, а затем долгая мучительная реабилитация (Чёрный Четверг и Великая Депрессия).

Когда биржевой обвал случается на фоне предшествовавшего ему затяжного недомогания, мы имеем дело с кризисом болезни: резкий скачок температуры в экстремальную зону, жар, бред, а затем — выздоровление.

Метафора кризиса нам необходима для понимания того, что биржевой обвал после даунтренда всегда выступает кульминацией, а не завязкой! После такого обвала наступает либо полное выздоровление и восстановление рынка, либо этот рынок ликвидируют. Это аккурат российский случай!

Из сказанного можно сделать два вывода. Во-первых, биржевой обвал может случиться только тогда, когда многолетняя экономическая стагнация перейдёт в стадию катастрофы, которая уже не позволит рынку привычно дисконтировать неприятности под несерьёзными предлогами. Во-вторых, послесловием к обвалу станет один из двух сценариев (третьего просто не может быть): либо будут экстренно приняты меры для мгновенной смены вектора экономического развития, либо российский фондовый рынок ликвидируют.

С учётом того, что единственно действенными мерами в описанном сценарии могут стать лишь упразднение всех репрессивных законов, принятых в период с 2011 по 2016 годы, переориентация экономики с госолигархии на малый и средний бизнес, кардинальная смена разрешительно-запретительной парадигмы на уведомительную, изменение модели управления государством и т.п. «ужасы», второй сценарий — закрытие биржи — мне лично видится более чем вероятным. Полагаю, впрочем, что этого закрытия никто «не заметит», потому как в сценарии описанной дистопии крушение национальной валюты, галопирующая инфляция и полный развал системы координации и управления банально затмит междусобойчик так никогда и не вставшей на ноги отечественной биржи.

Помня, однако, об удивительной способности российской цивилизации возрождаться из абсолютных руин и пепла, я бы не рискнул делать какие бы то ни было апокалиптические предсказания. Всё здесь непредсказуемо и в любой момент может обернуться своей противоположностью. Тем не менее, вероятность полноценного биржевого обвала с учётом всех известных обстоятельств, очень высока.

Если же чёрный лебедь обернётся фениксом, готов биться об заклад, что вхождение в рынок сразу после обвала даст поистине эпохальный шанс для зарабатывания огромного состояния, потому что последующий рост будет невообразимым.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz