ДЕМИСТИФИКАЦИЯ «БОРЬБЫ» СБЕРБАНКА С МРАЧНОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬЮ

sberbank2015-vcollege-exante

В рамках информационного сопровождения совместного инвестиционного курса vCollege и прайм-брокера EXANTE в наступившем году мы продолжаем кропотливую работу по выявлению биржевых нюансов, который скрыты от праздного взгляда, однако же чреваты неприятными последствиями и оттого требуют к себе самого внимательного отношения.

В конце ноября я уже поднимал тему аномального поведения акций «Сбербанка» («В поисках Кукла или великий афронт конспирологии»), продемонстрировавших на ровном месте головокружительный двухмесячный рост:

vcollege exante

В «Поисках Кукла» я попытался обозначить основного агента почти 50-процентного роста бумаг российского банка в условиях тотального коллапса национальной экономики, вызванного как структурными (и стратегическими) её деформациями, так и рукотворным чисто финансовым фактором (санкциями, перекрывшими доступ к дешёвым кредитам в твёрдой валюте).

Обратите внимание: фактор обесценивания углеводного сырья на международном рынке я принципиально не принимаю во внимание, поскольку попытки властей оправдать девальвацию рубля и шире проблем российской экономики падением мировых цен на нефть — это от лукавого: в период с 2010 по 2013 годы нефть выросла с 40 до 120 долларов за баррель, а рубль при этом спокойно отдыхал в техническом диапазоне 30–34 по отношению к доллару. С другой стороны, с 2000 года по 2004 нефть стоила даже меньше, чем сегодня (от 20 до 30 долларов за баррель), а рубль не превышал 29 за доллар. Подробности мнимой корреляции «нефть/рубль» вы найдёте в моей «Долларовой вампуке».

Короче говоря, сегодняшняя цена нефти — 33 доллара за баррель — никаким образом не оправдывает 100-процентную девальвацию национальной валюты. Тем более не объясняет аннигиляцию экономики. На самом деле, девальвация рубля — хорошо известная в истории стратегия решения государственных проблем за счёт населения, а тяжелейшие проблемы в экономике — результат стратегических просчётов доильно-сырьевого аппарата, не желающего осознавать того, что корова почти сдохла, и пора срочно перепрофилироваться в газонокосилку. Или комбайн. Вариантов много, но все они были властями утоплены в словесной демагогии и потёмкинских деревнях Сколково.

Очевидно, что при подобном первичном проблемном факторе — отсутствие из-за санкций дешёвых кредитов в твёрдой валюте — банковский сектор российской экономики просто обязан был идти в авангарде кризиса. Тем страннее смотрелся осенний спурт «Сбербанка», напоминающий пир во время чумы, а не триумф мудрого менеджмента.

Диапазон публичных объяснений этого спурта растянулся от мистического «Кукла» до приземлённо-житейских инструкций «Сбербанка», привязавших премиальные топ-менеджмента к уровню биржевой капитализации компании.

Последний аргумент почти уже соблазнил общественное мнение, однако быстро отпал при первом же знакомстве с первоисточником: оказалось, что привязка премий к стоимости акций «Сбербанка» сопровождалась условием трёхлетнего моратория на выплату этих самых премий — обстоятельство, полностью дезавуирующее связь осеннего биржевого спурта 2015 года с какими бы то ни было инсайдерскими манипуляциями.

В силу сказанного, вопрос о «первопричине» роста акций «Сбербанка» в своей ноябрьской статье я оставил открытым, ограничившись описанием непосредственно той силы, которая обеспечила бумагам ошеломительную динамику роста. Таковую я нашёл в торгующей толпе, которая была введена умелыми действиями в состояние коллективного психоза.

Отказ от традиции объяснять биржевые события «психологией», которая на поверку оказывается ещё и «психологией индивида», и замена этой иллюзии на аналитический аппарат «коллективной психиатрии» кажется мне одним из самых перспективных направлений развития практической финансовой аналитики. По этой причине я постараюсь и впредь возвращаться к этой теме в своих статьях и комментариях. Сегодня, однако, мне бы хотелось довести до логического конца сюжет со «Сбербанком» и попытаться дать отложенный ответ на ключевой вопрос: «Что же, всё-таки, явилось основным импульсом в движении бумаг «Сбербанка», который впоследствии был раскручен торгующей толпой до 50-процентного роста на пустом месте»?

Подсказку для гипотезы, которую собираюсь вам изложить, мне дало сопоставление графиков движения акций «Сбербанка» на двух рынках — Московской и Лондонской биржах (в секции International Order Book, IOB — международной книги заявок, где котируются депозитарные расписки 44 стран мира, включая страны Центральной и Восточной Европы, Азии и Ближнего Востока).

Вот как выглядит развитие событий после спурта (декабрь 2015 — январь 2016) на Московской бирже:

vcollege exante

Это на Лондонской:

vcollege exante

Как видите, и там, и там произошла коррекция, однако даже визуально видна совершенно отличная их природа: на российском рынке акции «Сбербанка» демонстрируют явную аккумуляцию. Иными словами, всем своим видом график показывает, что снижение цен — явление временное, падение происходит плавное, сдержанное, бумага как бы нехотя сдаёт свои позиции, говоря: «При первом же шансе произойдёт взрыв и я уйду обратно в небо ракетой!»

Вся история, которую вам сейчас демонстрирую, чрезвычайно поучительна ещё и в плане развенчания иллюзорных надежд, которые так любят возлагать российские трейдеры на технический анализ. В Школе биржевого трейдинга и инвестирования vCollege мы постоянно акцентируем внимание студентов на чрезвычайно специфическую нишу любого инструмента теханализа (и визуальные конструкции, и индикаторы, и циклы, и нейросети) и призываем оценивать картину с максимально широким охватом, включая в анализ помимо технической и фундаментальной части, все внешние факторы — от геополитики до матушки-природы.

Именно на графике акций «Сбербанка», торгуемых на Московской бирже, видна вся иллюзорность технического анализа. Мы, казалось бы, наблюдаем классическую аккумуляцию, за которой неизбежно должно следовать продолжение обозначенного в октябре и ноябре роста. Да? Как бы не так!

График бумаг «Сбербанка» на Лондонской бирже не оставляет и шанса для роста котировок даже на визуальном уровне: перед нами хрестоматийная «голова и плечи», усиленная двойным пиком, после которого неизбежно дальнейшее падение.

Однако не это самое главное! Оцените оба графика в аспекте абсолютных цифр: в период со 2 октября по 23 ноября акции выросли на Московской бирже с 73,8 до 109,8 рубля за штуку, после чего скорректировали 6 января до 96,8. Снижение составило 36%.

За тот же период депозитарные расписки «Сбербанка» в Лондоне сначала выросли с 4,62 доллара до 7,14 доллара, а затем опустились до 5,56. Снижение составило 63%!

Постойте… но ведь такого не может быть! Не может быть, потому что и там, и там торгуются бумаги одной и той же компании, поэтому ходить они обязаны дружно в ногу. Если бы они этого не делали, то возникала бы возможность ценового арбитража, то есть гарантированного безрискового заработка из воздуха! Судите сами: акции «Сбербанка» упали в Москве на 36%, а в Лондоне — на 63%, и это один и тот же актив! Мы срочно покупаем акции в Лондоне и продаём в Москве, используя подарок судьбы в виде краткосрочной декорреляции ценовой зависимости. Через какое-то время цена бумаг на обеих биржах вернётся в норму, то есть придёт в равновесие, а мы заработаем на арбитраже.

Разумеется, всё сказанное — wishful thinking. Никакой ценовой декорреляции не было в помине, а разные фигуры на графике как раз и послужили подсказкой для выявления того самого первичного фактора, запустившего ралли «Сбербанка» в октябре 2015 года.

Визуальная декорреляция на графиках цены «Сбербанка» в Москве и Лондоне объясняется разной валютой, в которой котируются эти бумаги. В Москве торги ведутся в рублях, в Лондоне — в долларах (ADR — American Depositary Receipts).

Тут нужно сделать маленькое пояснение для неподготовленного читателя: 5,56 долларов — цена депозитарной расписки «Сбербанка» 6 января — соответствует по дневному курсу 415 рублям (курс мы определяем, разумеется, не по Центробанку РФ, а по стоимости валютной пары USD/RUB на Форексе). Получается глупость какая-то, если соотносить депозитарную расписку с ценой акции в Москве: где 415 рублей, а где 96,8?

Ларчик открывается просто: 1 депозитарная расписка в Лондоне составляется на 4 обыкновенных акции «Сбербанка».

Возвращаемся к декорреляции коррекционного движения «Сбербанка» в Москве и Лондоне в декабре-январе. Поскольку никакого арбитража здесь нет, причина декорреляции раскрывается следующим графиком:

vcollege exante

Перед нами обменный курс рубля за отчётный период. Именно этот очередной виток девальвации национальной российской валюты по отношению к доллару (с 65 до 75) и объясняет «отставание» коррекции стоимости акций «Сбербанка» в Москве от коррекции в Лондоне. Если бы курс рубля оставался неизменным, акции «Сбербанка» упали бы точно также, как и депозитарные расписки — на 63%, а не на 36%!

Какие выводы мы можем сделать из сказанного? Во-первых, показания технического анализа на одной бумаге — абсолютная бессмыслица, поэтому трейдинговые решения, принятые только на основании данных сигналов будут выглядеть глупо. Во-вторых, первопричина осеннего ралли кроется в том, что… никакого ралли в реальности не было!

Что же мы тогда наблюдали собственными глазами, глядя на график акций «Сбербанка»?! Мы наблюдали девальвацию российской национальной валюты!

Для большей наглядности увеличим немного масштаб. Вот как выглядит динамика «Сбербанка» на Московской бирже с марта 2015 по январь 2016 года:

vcollege exante

Стоил 76 рублей, а стал 96. Почти 27% менее, чем за год — впечатляющий рост, не правда ли? Под занавес — так вообще супер ралли. А вот как это выглядело на самом деле, то есть в пересчёте на твёрдую валюту депозитарных расписок в Лондоне:

sberbank vcollege exante

Было 5 долларов, стало 5,4 доллара. 8 процентов за 11 месяцев. Согласитесь, ралли не слишком головокружительное.

В качестве заключительного аккорда предлагаю сменить оптику и увеличить масштаб ещё немного — скажем, до четырёх лет. Вот что делал «Сбербанк» на Московской бирже с 2011 по 2016 год:

sberbank vcollege exante

Вроде бы, ничего не делал: в августе 2011 стоил 105 и в декабре 2015 тоже стоил 105. А вот что параллельно происходило на Лондонской бирже:

sberbank vcollege exante

В августе 2011 года флагман российских финансов стоил 15 долларов (за 4 акции — не забывайте!), а в декабре 2015 — 6. Падение составило 60%!

Вот это и есть реальность. Единственная и беспощадная. И если вы, глядя на последний график, сумеете разглядеть без микроскопа «волшебное ралли», исполненное «Сбербанком» в октябре-ноябре 2015 года, значит вы неизлечимый оптимист.

Мораль: прежде, чем поддаваться коллективному оптимизму и кричать «Ралли! Ралли!» бывает полезно сменить оптику. Ну и, разумеется, прикладной вывод: никогда не полагайтесь в трейдинге на технический анализ какого-то одного, отдельно взятого графика! Помните, что за всякой реальностью скрывается как минимум ещё с полдюжины.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz