БИРЖЕВАЯ СИМФОНИЯ

logo-vcollege-new

В рамках информационного сопровождения Инвестиционного курса vCollege Exante попытаемся вывести дискурс на высший уровень и приоткрыть завесу над самой большой загадкой фондовых рынков. Связана эта загадка не с потенциальной предсказуемостью биржи, как принято считать, а с её рациональностью.

Всякий разговор о поведении ценных бумаг на бирже неизбежно упирается в одну из двух эмоциональных реакций собеседника. Часть людей с лёгкостью принимает на веру аксиому, что рынок обладает чем-то вроде судьбы, а потому поддаётся предсказанию, другие – даже намёк на возможность предвидения ценовых движений воспринимают как личное оскорбление.

Проблема, однако, в том, что фактор предсказуемости (либо непредсказуемости) прямого отношения к фондовому рынку не имеет, а полярные реакции связаны исключительно с личностными характеристиками говорящего: гуманитарным либо техническим образованием, превалированием логики либо интуиции в мышлении и проч.

В любом случае неверие в предсказуемость рынка легко развеивается при правильной расстановке акцентов. Потому как предсказуемость рынка вытекает не из возможности знать будущее (которой, разумеется, не существует), а из закономерностей цикличной природы рынка и присутствия в ней моментума (ускорения), которое не только позволяет определять заранее вектор движения, но и измерить силу импульса этого движения.

Гораздо сложнее дать однозначный ответ на другой ключевой вопрос, связанный с фондовым рынком: «Является ли движение биржевых цен чисто хаотичным или все-таки отражает какую-то рациональную идею?»

Почему я считаю, что именно рациональность является главной загадкой биржи? Потому что если мы эту рациональность в рынке найдём, то сумеем делать прогнозы на порядок более точные, чем позволяют сегодня все известные инструменты технического и фундаментального анализа.

Претензии к фундаментальному анализу мы достаточно подробно разбираем непосредственно на занятиях Инвестиционного курса vCollege Exante. В общем и целом они сводятся к критике концепции «недооценённой ценной бумаги». «Фундаменталисты» полагают, что если компания демонстрирует не только устойчивое текущее состояние бизнеса, но и положительную перспективную динамику, а её акции при этом недооценены рынком, то их следует покупать, потому как рано или поздно рынок «одумается» и эти бумаги оценит.

Эта аксиома находится в прямом противоречии с теорией субъективной стоимости, сформулированной в своё время представителями австрийской экономической школы и наиболее адекватно передающей реалии ценообразования в постиндустриальную и гиперинформационную эпоху. Не вдаваясь в детали, скажу, что «недооценённая рынком бумага» может пребывать в состоянии недооценки вечно, потому что именно текущая стоимость этой бумаги отражает реальную ценность компании для финансового сообщества, а не показателей качества бизнеса, которые изучают «фундаменталисты».

Помимо себестоимости, эффективности управления и технических характеристик товара существует миллион факторов, вообще никак не связанных с экономической стороной дела (маркетинговый hype, вирусная популярность, престижность, модность и т.п.), которые в конечном итоге и формируют рыночную цену акций компании, производящий данный товар.

Проблемы с прогнозами, полученными на основе технического анализа, не менее значительны. В качестве примера назову лишь помянутое выше ускорение, которое можно замерить и даже определить вектор движения, однако стоит только неожиданно появиться на рынке новым неблагоприятным обстоятельствам (любой природы – геополитической, макроэкономической или микроэкономической), как доминировавшее ускорение может сойти на нет, а вектор движения развернуться на 180 градусов. И как прикажете выстраивать инвестиционную либо трейдинговую стратегию в условиях такой неопределённости?

Почему я думаю, что доказательство рациональной природы рынка (первый шаг) и обучение языку этой рациональности (второй шаг) только и смогут заложить фундамент для предсказания рынка? Потому что только в этом случае мы будем не гадать на кофейной гуще (то есть – заниматься «предсказаниями» в классическом смысле этого слова), а читать рынок.

Теоретическое обоснование моей гипотезы о рациональной природе рынка тесно связано с концепцией «эффективной природы рынка» (efficient market hypothesis, EMH), сформулированной нобелевским лауреатом Юджином Фамой ещё в 1965 году. В своё время эта концепция бурно дискутировалась, однако сегодня в целом сложился консенсус относительно её объективности и мнения расходятся лишь в оценке степени эффективности рынка.

Гипотеза эффективного рынка заключена в представлении, согласно которому в любой момент времени вся существующая информация, поступающая как из открытых, так и из закрытых источников, полностью дисконтирована рынком и отражена в текущих ценах. Как следствие считается, что любая попытка заработать деньги на какой бы то ни было новости обречена на провал.

Может показаться, что теория Фамы ставит крест на надеждах предсказать рынок, однако в реальности гипотеза эффективного рынка лишь переносит акценты с предсказания на прочтение. В самом деле, если рынок достигает равновесия через дисконтирования всей информации, то в любой момент времени за сложившимся балансом цен должно просматриваться некое послание (слово, мнение, оценка), которое этот баланс определяет и обуславливает.

Иными словами, мы должны пытаться не предсказывать движение цен, а читать уже созданное послание рынка – то самое что определяет сложившееся ценовое статус-кво! В каждый последующий момент времени мы, опять-таки, будем не предсказывать цены, а читать новые послания рынка, производя динамическую коррекцию своих биржевых позиций в соответствии с ними.

Самое слабое звено всей этой конструкции – предположение, что «в любой момент времени за сложившимся балансом цен должно просматриваться некое послание (слово, мнение, оценка), которое этот баланс определяет и обуславливает».

У меня нет доказательств того, что это послание существует, однако есть ряд аналогий, которые по меньшей мере оставляют надежду на положительный исход поисков этого послания.

Проиллюстрирую эти аналогии конкретным примером. Взгляните на этот график.

018_01.Псевдографик акции vcollege

К нему с лёгкостью применяются все инструменты технического анализа, начиная с визуальных конструкций.

018_02.Псевдографик акции_techno vcollege

После мощного обвала (даунтренда) мы наблюдали дистрибуцию в виде шаблона «флаг» (выделен жёлтыми линиями), затем последовал резкий аптренд, явно вызванный эмоциями (эйфорией), а после отрезвляющей коррекции рынок перешёл к стабильном восходящему тренду в виде расходящегося канала (или «обратного вымпела» – выделен жёлтыми линиями).

Вот другой аналогичный график.

018_03. Brent_ICE vcollege

Он также легко поддаётся визуальному техническому анализу.

018_04. Brent_ICE_techno vcollege

Чёрными линиями я выделил два восходящих канала, а также ярко выраженный краткосрочный аптренд и даунтренд.

Точно также на приведённые графики можно наложить любые индикаторы технического анализа, способные квантифицировать силу тренда, волатильность, цикличность и инерцию ценового движения.

Во всей этой стройной конструкции есть, однако, небольшая проблема. График второй ценной бумаги, как вы сами видите, представляет собой котировки фьючерса нефти Brent на бирже ICE с дневным таймфреймом. А вот первый график – это вообще не цена.

018_05. Псевдографик в аудиоредакторе vcollege

Как видите, я вырезал его из редактора Adobe Audition, в котором корректировал запись… собственной речи для одного из видеороликов наших учебных биржевых курсов!

WOW-эффект, на который я рассчитывал в данной демонстрации, вовсе не связан с возможностью успешно применять визуальный и индикаторный анализ не только на ценовом графике, но и на звуковой синусоиде. Эта очевидность вытекает из цикличной природы и звука, и биржевых котировок. Поразительно совсем другое.

Во-первых, попытайтесь дать ответ на такой вопрос: «Если мы применим технический биржевой анализ к графику звука, мы сумеем предсказать дальнейшее движение синусоиды?» Ответ очевиден: разумеется, не сумеем! Любые наши прогнозы будут обессмыслены самой реальностью речи, запечатлённой на данном графике.

Интерпретируя наш ответ, можно сказать, что звуковая синусоида в каждый последующий момент времени будет развиваться в ту сторону, в которую её поведёт текст (=послание), произносимое диктором, а не куда укажут линии поддержки, сопротивления, боковые каналы, флаги и вымпелы на графическом воспроизведении этого текста!

И второй вопрос: «Можно ли предсказать в принципе движение звуковой синусоиды на первом графике?» Ответ не менее однозначен, чем на первый вопрос: «Конечно можно! Для этого нам нужно знать, что конкретно произносит диктор!» Нам нужно знать послание!

Именно эта звуковая метафора подтолкнула меня к гипотезе рациональной природы фондового рынка, за которым в любой момент времени можно предположить наличие осмысленного послания. Если рынок эффективен, если рынок дисконтирует всю информацию, вполне вероятно, что этот коллективный волевой импульс можно формализовать.

Как формализовать? Этот, как раз, вопрос чисто технический. Звуковая синусоида, с одной стороны, сводится к частотным колебаниям, которые мы и видим на графике. С другой стороны эта же самая звуковая синусоида есть ни что иное, как осмысленный текст. Состоящий из букв. Это обычный человеческий язык и то, с какой удивительной точностью сегодня функционируют многочисленные алгоритмы распознавания речи, позволяет надеяться на возможность такой же формализации посланий, записанных в ценовых графиках.

Иными словами, если мы хотим реально понимать рынок, реально его читать и прогнозировать (вернее, заблаговременно корректировать позиции под текущие изменения рыночной конъюнктуры), мы должны выйти за рамки совершенно ущербных замкнутых систем технического и фундаментального анализа, и разработать теорию, а затем и практические алгоритмы анализа рыночных посланий, закодированных в ценовых графиках. Формализовать эти послания, представить их в реальности некоего неведомого нам пока языка и перевести его на понятный нам язык практических смыслов.

На этой постановке задачи, с вашего позволения, я и завершу статью, поскольку отдаю себе отчёт в том, что разрешение этих задач чреваты как минимум Нобелевской премией. Так высоко я ещё не замахиваюсь :)

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz