СБЕРБАНК: В ПОИСКАХ КУКЛА, ИЛИ ВЕЛИКИЙ АФРОНТ КОНСПИРОЛОГИИ

sberbank-conspiracy-kukl

Недавно я написал статью «От психологии к психиатрии: революция в оценке биржевых мотиваций», в которой попытался обозначить радикально иной подход к анализу эмоциональных состояний и движущих сил, лежащих в основе колебаний котировок на фондовых рынках.

За подробностями отсылаю читателей к оригинальному тексту, здесь же привожу лишь ключевую идею: попытки объяснить биржевую флуктуацию действиями участников рынка, которые можно проанализировать с помощью классической психологии (все эти традиционные суждения о «жадности и страхе», отлитые в дюжину банальных и бесполезных «золотых правил трейдинга») не только бесполезны в практическом плане (невозможно торговать на констатации психологических состояний, поскольку они совершенно не поддаются таймингу, то есть временной детерминации), но и концептуально ущербны и даже ошибочны.

Объект классической психологии — поведение индивида, однако на ликвидных рынках индивид не является сколько-нибудь значимым агентом событий, поэтому психологические объяснения и обоснования его действий не правомерны. На фондовом рынке действует толпа, масса, скопление людей, по этой причине их поведение необходимо анализировать по совершенно иным законам — как минимум исходя из положений психологии масс, принципиально отличной от классической психологии индивида.

Соответственно, не Зигмунд Фройд, а Карл Юнг и Гюстав Лебон могут претендовать на роль ответственных толкователей событий, происходящих на бирже. Это, однако, лишь первое приближение. Фондовый рынок представляет собой глубоко стрессовую среду, в которой массы людей не могут реализовывать поведенческие импульсы и мотивации, характерные для спокойной и непринужденной обстановки. На бирже толпа не думает, а чувствует. По этой причине, мы в праве (как минимум на уровне гипотезы) пытаться объяснять мотивации и поступки на фондовом рынке, исходя из терминологии не психологической науки, а психиатрии.

Обоснование этого подхода мы находим в культовой работе Огюстена Кабанеса «Революционный невроз» (1906 год!), в которой французский врач едва ли не первым в истории предпринял попытку объяснить иррациональное поведение толпы, находящейся в состоянии стресса. В этих условиях людская масса полностью утрачивает рациональную мотивацию, впадает в своеобразных транс (амок) и совершает поступки, которые известны в истории как массовые психозы и галлюцинации.

Иными словами, моя идея заключалась в том, чтобы попытаться анализировать поведенческие импульсы на бирже не через психологию, а через психиатрию. Соответственно, вместо примитива мотиваций «страха» и «жадности» мы задействуем совершенно отличный аналитический аппарат, оперирующий такими понятиями как «агрессивная толпа», «паническая толпа», «стяжающая толпа», «экспрессивная толпа» и т.п.

За рамками статьи «От психологии к психиатрии: революция в оценке биржевых мотиваций» остался очень важный элемент поведенческой модели, без которого невозможно восстановить полноценную картину причинно-следственных связей событий, происходящих на бирже. Дело в том, что людская толпа никогда сама по себе в состояние ажитации не приходит. Её необходимо к нему подвести (или до него довести). Иными словами, всегда присутствует некийперводвигатель, который сначала раззадоривает толпу (провоцирует, доводит до исступления, канализирует групповые эмоции в желаемом направлении), затем — запускает неадекватные реакции и, как следствие, моделирует состояние коллективного психоза и галлюцинации. Именно об этом перводвигателе мне бы хотелось поговорить сегодня, хотя бы в самом первом приближении.

Сразу хочу оговориться, что в чисто практическом отношении вопрос о перводвигателе, запустившем ту или иную неадекватную реакцию толпы на фондовом рынке, не является актуальным. Совершенно неважно, кто привел людскую массу в движение, потому что именно эта масса является агентом действия и именно её нам нужно изучать для того, чтобы прогнозировать её поступки и пытаться предсказать развитие событий на бирже. Вопрос перводвигателя (демиурга, если хотите) имеет чисто теоретическую ценность.

Мои наблюдения за фондовым рынком на протяжении более 20 лет говорят о том, что теория сознательного манипулирования биржей (известная больше под именем «конспирологии») с большой долей вероятности лишена основания. Мифический «Кукл» (любимый термин российских трейдеров) — не более, чем метафора, объединяющая все неизвестные нам факторы мнимого первичного действия на фондовом рынке. Когда причинно-следственные связи непонятны, мигом зовут из небытия «Кукла» (правильнее уж тогда было его назвать Вием :))

Следует, однако, сделать важную оговорку: «Кукл» однозначно не существует как осознанный волевой первичный импульс (тем более — как кукловод), однако он непременно присутствует как некая неосознанная сила, которая приводит толпу в ажитацию.

Не стану сейчас углубляться в критику конспирологической теории в широком смысле и ограничусь лишь небольшой самоцитатой из колонки в «Компьютерре» трёхлетней давности: «У классической конспирологии есть, однако, изъян, перечёркивающий на корню эмоциональную привлекательность модели «конкретного козла отпущения». Лучше всего этот изъян осознают люди, которым приходилось в жизни кем-то руководить и кого-то организовывать. Любой начальник среднего звена не даст соврать: прямым действием несложно заставить людей выполнять ваши приказы, но заставить их совместно воплощать общее дело чертовски трудно! «Вася — пошёл налево! Коля — направо!» — это пожалуйста. А вот «Ну-ка дружно спели и сплясали!» — уже другая история, требующая совершенно иного уровня координации и, как правило, невыполнимая без связующих звеньев управления на более низких уровнях иерархии. Неслучайно постановку какого-нибудь парада или — высший пилотаж! — открытия Олимпиады координирует множество постановщиков, и репетируют они месяцами. Теперь представьте себе сознательную целенаправленную организацию мирового финансового кризиса. Или подрыв национальной валютной системы. Предположим, что задача была-таки сформулирована какой-то мистической бандой иллюминатов, которые затем спустили резолюцию Федеральному резерву и Алану Гринспену. А дальше что? Кто все это будет выполнять и координировать? Где структуры управления среднего и низового звена? Можно отдать прямой приказ какому-то региональному федеральному банку, можно спустить резолюцию, но совершенно нереально заставить плясать под дуду Глобального Зловредного Плана экономику штата, страны, всего мира! Чушь это все и романтический инфантилизм».

Надеюсь ещё неоднократно возвращаться к этой теме в будущем, поскольку усматриваю в ней потенциал для подлинной революции в объяснении мотивации и моделировании поведения толпы на фондовом рынке, пока же ограничусь ещё одной своей гипотезой. Я считаю, что идеальным объяснением «Кукла» является не персонификация (конкретный «козёл отпущения» в классической конспирологии), а представление о векторе движения, совпадающем с путём наименьшего сопротивления.

Иными словами, «Кукл» — это не кто-то или что-то конкретное, обладающее именем, а своеобразный наклон рельефа, приводящий к тому, что все капли дождя, лишённые индивидуальной воли и какого бы то ни было понимания происходящего, сливаются в единый поток и текут в заданном направлении. Почему одни реки текут на север, а другие на юг? Да просто потому, что так сложился рельеф земной поверхности и такой у неё наклон в данной конкретной местности!

Для того, чтобы наглядно представить себе соединение всех обозначенных выше факторов (объективная данность в виде «наклона рельефа» aka «Кукл» + приведённая в ажитацию толпа + состояние массового психоза + галлюциногенное поведение + стадиальность развития болезненного состояния), предлагаю взглянуть на один из свежих примеров «амока», который мы наблюдаем последний месяц на Российском фондовом рынке — ралли, исполненное бумагами «Сбербанка».

sberbank-vcollege-exante

Первыми проигрывают сражение в попытке объяснить феномен ноябрьского взлёта акций «Сбербанка» апологеты фундаментального анализа, сторонники здравого смысла и приверженцы классической психологии. Потому что объяснить этот безумный рост невозможно ни бухгалтерской отчётностью компании, ни макроэкономикой, ни геополитикой, ни мифологией «страха и жадности».

Перед нами безумный амок, который можно передать лишь одной метафорой — «конь закусил удила и понёс!» Если бы великим создателям Библии фундаментального анализа («Securities Analysis») Бенджамину Грэхэму и Дэвиду Додду каким-то чудом донесли на тот свет весточку о том, что акции компании, заявившей о почти 60% сокращении прибыли (211,2 млрд руб. против 371,0 млрд руб. за 10 месяцев 2014 года), вырастают за 2 месяца на 50% (с 73 рублей до 110 рублей), они бы превратились в роторы собственных гробов.

Добавьте сюда:

  • жесточайший экономический кризис в стране, в авангарде которого идёт финансовый сектор;
  • полное отсутствие не только перспектив выхода из кризиса, но и реализация таких экономических и политических программ, которые лишь усугубляют этот кризис;
  • снижение рейтингов российских банков в целом и «Сбербанка» в частности всеми рейтинговыми агентствами;
  • отсутствие дешёвых кредитов для российских банков в обозримой временной перспективе;
  • сокращение резервного золотовалютного фонда страны;
  • секулярный нисходящий тренд нефти;
  • ускоренное ухудшение общественно-политической ситуации в мире и усиление изоляции страны.

Сложите всё это воедино и попытайтесь объяснить, КАК акции «Сбербанка» умудрились вырасти на 50% за два последних месяца?!

Вторыми поражение терпят сторонники классической конспирологии, попытавшиеся выдвинуть такого вот «Кукла»: правление «Сбербанка» пошло на беспрецедентный шаг, привязав бонусы своих топ-менеджеров не к финансовым результатам, а к цене акций, а затем, воспользовавшись влиянием собственного брокерского подразделения организовала short squeeze на Московской бирже, заставив «шортистов» непрерывно закрывать позиции, что и привело к грандиозному ралли.

Конспирологический «Кукл», увы, рассыпается подобно Вию при первых же лучах солнца: если внимательно почитать сообщение о привязке бонусов 19 топ-менеджеров Сбербанка, мы узнаем, что, во-первых, привязка предполагается не всех премиальных, а лишь переменной её части, да и то — только на 40%, а самое главное — с выплатами, отложенными на три года! При любом раскладе, ставка делается не на сиюминутный истерический рост котировок (а то, что он сиюминутен, никто, конечно, не сомневается), а на реформирование бизнеса таким образом, чтобы обеспечить долгосрочный рост капитализации.

Что же у нас остаётся в рукаве с аргументами? Именно то, с чего я начал разговор в этой статье: коллективный психоз, в который была ввергнута торгующая на бирже толпа! Безумное ралли акций «Сбербанка» в октябре-ноябре 2015 года — результат соединения следующих факторов:

  1. «Наклон рельефа», приведший статью в ажитацию, — это состояние перманентного невроза, в который торгующую толпу (вместе со всем остальным населением страны) ввергла вся совокупность тяжких обстоятельств (санкции, мировая изоляция, военная истерия и — главное! — катастрофическое ухудшение материального положения и угроза потери трудообеспечения);
  2. «Закусывание удил» случилось не только в акциях «Сбербанка», но и по всему фронту российского фондового рынка, в результате чего индекс ММВБ вознёсся до готового максимума;
  3. Самый выразительный признак массового психоза и галлюцинации, обуславливающий наблюдаемое ралли, заключён в уникальном тотальном дисконтировании любых негативных новостей! Только за последние два месяца подорвали самолёт с туристами, нефть вернулась к минимальному уровню года, страны ЕС и США подтвердили отказ от отмены санкций, желанная коалиция по противодействию террористам в Сирии распалась, не родившись, наконец, впервые в истории самолёт НАТО открыто сбил самолёт российских ВВС, после чего Россия рассорилась со своим последним в Европе если не союзником, то хотя бы поддерживавшем с ней экономические связи партнёром — Турцией, туристическая отрасль страны целиком обанкротилась, а санкционная война вышла на очередной запретительный виток. Так вот, абсолютно ВСЁ перечисленное было дисконтировано (игнорировано) торгующей толпой (= биржей). При том, что в нормальных обстоятельствах ЛЮБОГО из перечисленных событий было достаточно, чтобы если не полностью обвалить рынок, то как минимум увести в глубокую коррекцию.

Столь неадекватное поведение можно и нужно объяснять только в терминологии психиатрии. Перед нами классический «революционный невроз», в который ввергнута биржевая толпа из-за стрессового состояния.

Правомерен вопрос: что нам даёт апелляция к психиатрии? Как переход от аналитического аппарата, подходящего для рефлексирующего индивида, к аппарату, способному описывать буйство иррациональной толпы, может помочь на практическом уровне при прогнозировании рынка?

Если коротко, то ответ таков: поведенческие паттерны толпы, охваченной массовым психозом и галлюцинациями, хорошо изучены, сравнительно просты и легко поддаются стадиальному анализу (чего невозможно добиться с паттернами индивидуальной психологии!) О том, как это можно реализовать на практике, мы и поговорим в одной из ближайших наших публикаций.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz