NANEX НА СТРАЖЕ БИРЖЕВОЙ КОНСПИРОЛОГИИ

vcollege-hunsaderВ рамках информационного сопровождения Инвестиционного курса vCollege Exante возьмёмся сегодня развеивать конспирологические страхи трейдеров. Не только, между прочим, начинающих, но и вполне себе продвинутых, поскольку герои нашего рассказа — компания Nanex и её донкихотствующий демиург Эрик Скотт Хансейдер, биржевых неофитов наполняют заводящими в тупик иллюзиями, а матёрых биржевых волков — иррациональными страхами.

Компания Nanex была учреждена в 2000 году и целое десятилетие оставалась тем, чем и должна была быть, — скромным маленьких провайдером биржевых котировок из пригорода Чикаго, коих в Соединённых Штатах как минимум несколько сотен. Слава, а вместе с ней и мировая известность, пришли к Nanex в 2010 году после расследования майского Flash Crash, которому Хансейдер постарался придать как можно более официальный характер.

Биржевую микрокатастрофу 6 мая 2010 года, вошедшую в историю под именем Flash Crash — «молниеносный обвал», я подробно описал в «Бизнес журнале» («Жирный палец»), а совсем недавно поминал в контексте общественного порицания «высокочастотного трейдинга» («Когда запретят HFT?»).

Когда я готовил материалы для статьи по горячим следам (в том же мае 2010 года) Flash Crash, помимо возбуждения общественности, вызвал ещё и парламентское расследование: конгрессмены и сенаторы клятвенно обещали народу вывести неведомых и злостных нарушителей на чистую воду.

Спустя несколько месяцев официальное расследование зашло в тупик. Вернее тихо было спущено на тормозах, дабы не ворошить осиное гнездо, которое, как оказалось, питало слишком много «системообразующих структур», выходящих за пределы офисов контор высокочастотного трейдинга.

Аккурат в момент затишья на горизонте появился никому доселе неведомый Эрик Скотт Хансейдер и начал мутить воду по-взрослому. Он не только апеллировал к чисто техническим наблюдением за поведением рынка в злополучную пятиминутку Flash Crash, но ещё и бомбардировал ответственные государственные органы запросами и требованиями довести расследование до конца.

Чтобы понять суть обвинений Хансейдера, нужно хотя бы вкратце представить услуги Nanex и рассказать об их уникальности.

Эрик Скотт Хансейдер, кажется, появился на свет для того, чтобы заниматься биржевыми котировками. Свой первый компьютер он купил в 1984 году и вместо того, чтобы лепить скрипты на «бейсике», выводящие на экран «Hello world!», принялся собирать торговую информацию с Чикагской товарной биржи, множить её на флоппи-дисках (по тем временам размером с грампластинку!) и продавать страждущим биржевым лудоманам.

В 1987 году он устроился на работу в Trading Technics — компанию Тома Джозефа, одного из пионеров программ для биржевого теханализа.

Следующий этап биографии — легендарная Quote.com, для которой Хансейдер написал на Джаве (нутром чую, как матёрые программеры воротят носом) приложение для стримминга в реальном времени биржевых котировок в графическом виде прямо на веб-странице. За полтора года на эти услуги (100 долларов ежемесячно!) подписалось более 10 тысяч человек (среди них и ваш покорный слуга). Quote.com не на шутку разбогател, её поглотил Lycos, а Эрик Скотт Хансейдер отправился на вольные хлеба.

Целый год ушёл у Хансейдера на создание программы, которая бы умела дробить по времени консолидированный поток рыночных котировок. Так в 2000 году появилась на свет Nanex, а её основной продукт NxCore (произносится как «эн-кор», а не «энэкскор») — «тикерная фабрика» (ticker plant) с программным интерфейсом, позволяющим монтировать котировочные потоки в любое приложение и торговые роботы, — стала излюбленным инструментом всей «скоростной» биржевой братии: скальперов, «робототорговцев» и алготрейдеров.

NxCore, как мы сказали, умеет дробить информационные потоки. До какой степени? Вы не поверите: до миллисекунд! Для того, чтобы представить себе грандиозность продукта Хансейдера, достаточно оценить эти потоки в исторической и абсолютной динамике.

В 1990 году по всем биржевым терминалам Соединённых Штатов проходила приблизительно 1000 тысяча котировок в секунду. Сегодня эта цифра достигла в среднем 2 миллионов котировок в секунду, а на опционных площадках — 4,5 миллионов! Всю эту невообразимую лавину информации NxCore играючи перелопачивает и дробит до миллисекунд! «Играючи» — не метафора, а реальность: NxCore запускается на доисторическом ноутбуке под «Пентиумом» с частотой 1 Гц, с 256 Мб памяти и жёстким диском в 80 Гб! В этих игрушечных условиях программа обрабатывает 4,5 миллионов котировок в секунду, загружая процессор на 5%.

Даже не спрашивайте, как Хансейдер добился подобного результата: либо он программирует на ассемблере (что, исходя из биографических данных, мало вероятно), либо он гений алгоритмического мышления!

Как бы там ни было, но Nanex Core 10 лет служил верой и правдой биржевым технарям и никуда за пределы технологий не лез. Но так было со стороны. Изнутри компании кипела работа в совершенно неожиданном направлении. Эрик Скотт Хансейдер, которому сверхвысокая дискретность времени, видимо, открыла «третий глаз» похлеще ЛСД, замыслил не просто транслировать миллисекундные котировочные потоки, но и интерпретировать их, причём, в самом махровом конспирологическом ключе.

До 2010 года свои тревожные догадки о «нечистой» подоплёке котировочных капризов Хансейдер держал при себе. Затем стали происходить утечки на маргинальный фрик-портал Zero Hedge, под конец публикации Хансейвера с конспирологическим толкованием игрищ HFT-гангстеров и прочих «нелюдей» (в прямом смысле слова: речь идёт о компьютерных программах, осуществляющих трейдинг без вмешательства человека) стали достоянием широкой общественности. Сначала об интерпретации Flash Crash, данной Хансейдером, написала местная чикагская бумажная газета, а на мировой простор биржевого конспиролога вывел Bloomberg. Этому же информационному агентству принадлежит и суровое прозвище руководителя Nanex — Nemesis of High-Speed Traders (Немезида — злейший враг высокочастотных трейдеров).

Идефикс Хансейдера заключается в том, что высокочастотные трейдеры и компьютерные трейдинговые алгоритмы постоянно злоупотребляют преимуществом, возникающим из-за того, что их стримминг котировок идёт напрямую от каждой биржи, в то время как подавляющее большинство торгующей публики пользуется консолидированным потоком. Речь идёт от долях секунды, однако этого достаточно для злоупотреблений.

Самый популярный гандикап, по мнению Хансейдера — так называемый quote stuffing (термин самого Хансейдера), «фарширование котировочных машин» — именно эта техника по версии создателя Nanex использовалась во время Flash Crash. Компьютеры HFT-трейдеров в определённый момент заваливают рынок десятки тысяч ордеров большого объёма (типа GTC, Good-Till-Cancel) и уже в следующие миллисекунды снимают свои заявки (Cancel). Как следствие консолидированные котировочные системы не успевают зеркально реагировать и на терминалах рядовых участников торгов создаётся картина сильного давления на рынок вверх или вниз (рост или падение).

vcollege-FlashCrash

Flash Crash под микроскопом: 10 самых трагичных минут (с 14:42 по 14:52), во время которых Доу Джонс обвалился почти на 500 пунктов.

Давление это искусственное, однако трейдеры об этом не догадываются, и начинают экстренно закрывать позиции, которые стоят в обратную сторону. Тем самым на рынке создаются условия для молниеносных шквальных обвалов или ничем не подкреплённых головокружительных ростов. Поскольку «высокочастотники» собственноручно эти ситуации моделируют, они знают заранее реакцию широкого рынка и извлекают из неё почти гарантированную прибыль.

К quote stuffing, по версии Хансейдера, можно добавить целый веер аффилированных технологий злоупотребления преимуществами, которые дают прямые котировочные каналы и сверхскоростные компьютерные алгоритмы: арбитраж (использование краткосрочных искусственно созданных расхождений цены на один и тот же актив на разных биржевых площадках), трейдинг на новостях, поступающих по прямым каналам на миллисекунды раньше, чем на каналы консолидированные, а также знаменитый front running — размещение собственной биржевой заявки непосредственно перед тем, как будет размещена заявка третьей стороны, которая отличается очень большим объёмом (делается это для того, чтобы извлечь практически гарантированную прибыль из движения на рынке, которое неизбежно возникнет в процессе исполнения большой заявки третьей стороны).

vcollege-flashCrash2

Моментальный снимок котировочного потока на 14 часов 42 минуты 43 секунды с шагом в 25 миллисекунд (всего 2 секунды), на котором технология Nanex демонстрирует подавление котировочных терминалов (Quote Saturation) искусственной волной quote stuffing — вспыхивающих и тут же исчезающих — заявок на продажу рынка.

Идеи Эрика Скотта Хансейдера пользуются медийной популярностью и, одновременно, высмеиваются профессиональной средой HFT-трейдеров. Кульминацией народной славы стала книга Майкла Льюиса «Flash Boys», в которой Хансейдеру отведена целая глава под названием «An Army Of One» («Армия одного воина»). Согласитесь, почти путёвка в анналы истории. Кульминацией профессиональной иронии стало почти аксиоматичное мнение, что причинно-следственные связи, которые видит Хансейдер на графиках, никто кроме него самого на этих графиках не видит.

Забавно, что и сам Хансейдер не скрывает: котировочные потоки, которые он анализирует (между прочим Nanex использует не прямые, а консолидированные стримминги, так же, как и рядовые трейдеры), не содержат информации о том, является ли quote stuffing и прочие аналогичные продукты машинного трейдинга результатом предварительного умысласлучайного совпадения или реакцией на какие-то иные неизвестные обстоятельства!

Для того, чтобы доказать quote stuffing, нужно как минимум доказать, что заявки на отмену ордеров поступили от того же самого агента, который размещал несколько миллисекунд ранее заявки противоположного направления. Перед нами всё та же пресловутая извечная римская истина: «Post hoc non est propter hoc» — после чего-то не означает в следствие чего-то. Причём, как непривлекательно это ни звучит для конспирологической фактуры, вероятность того, что заявки, направленные в обратную сторону, поступили на рынок из другого источника, несопоставимо выше, поскольку они передают логику молниеносной реакции компьютерных торговых программ на возникшие неблагоприятные условия на рынке.

Какие же уроки мы, простые смертные трейдеры и инвесторы, можем извлечь из конспирологии Хансейдера?

Во-первых, нужно поблагодарить гениального программиста за создание поразительной технологии, позволяющей дискретизировать рынок до миллисекундного уровня: фактуры, достойной самого обстоятельного изучения в поисках неведомых доселе биржевых закономерностей, NxCore предоставляет в избытке на поколения вперёд.

Во-вторых, нужно усвоить раз и навсегда мировоззренческий паттерн, единственно достойный эпохи компьютерной и коммуникационной революции: любой чисто технологический инструмент (будь то NxCore или алгоритм HFT) — сам по себе нейтрален и, более того, прогрессивен!

Применение этого паттерна в контексте компьютерных алгоритмов на бирже я не так давно уже формулировал: «HFT, безусловно, злоупотребляет рынком, но делает это не криминально через инсайд, а технологически, поскольку эксплуатирует именно техническое несовершенство существующих биржевых площадок. Плохо это или хорошо? Вопрос риторический: безусловно, хорошо! Хорошо потому, что HFT обеспечивает сегодня 50% биржевой ликвидности, а именно ликвидность является жизненной силой финансового рынка. Будет ликвидность, будет жизнь на бирже, будет рост котировок, будет увеличение капитализации компаний, будет развитие бизнеса, будут новые рабочие места. Не будет ликвидности, не будет ничего. Ну или будет то, что мы знаем сегодня под именем «Российский фондовый рынок».

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz